sockomm (sockomm) wrote in beskomm,
sockomm
sockomm
beskomm

Category:

Либеральный глобализм или глобальный дилетантизм. Часть 5

Разбор теории “Либерального глобализма” (ЛГ), возможно, и не понадобился, если бы основная масса марксистов была знакома с основными работами Ленина, Сталина, Маркса и Энгельса. Тогда каждому сознательному коммунисту была бы видна путаница взглядов автора теории “Либерального глобализма” М.А.Соркина, его забывчивость относительно марксистско-ленинского учения, странная избирательность в выборе политэкономических определений и упрямое отрицание допущенных ошибок.



Разбор пятого признака ЛГ

“На место слияния и создания международных союзов капиталистов приходит взаимное проникновение компаний в активы друг к другу с прогнозируемой целью – создание одной единственной сверхкорпорации, владеющей всеми активами Земли”.
Ледокол, “Либеральный глобализм - новый этап капитализма”, https://ledokol-ledokol.livejournal.com/77005.html


Выше (Либеральный глобализм или глобальный дилетантизм - Часть 2 и Либеральный глобализм или глобальный дилетантизм - Часть 3) было показано, что в настоящее время, как и 100 лет назад, продолжается процесс концентрации и централизации капитала, одной из компонент которого является, в том числе, и тенденция к взаимному проникновению компаний в активы друг друга. Эта тенденция не нова и вполне закономерна для империалистической стадии развития капитализма. Эта тенденция есть результат окончательного сращения промышленного и банковского капитала, с одной стороны, и закона монопольной конкуренции, с другой: монополия есть доведенное до крайности выражение стремления всякого капитала к концентрации, и закон конкуренции при монополии есть лишь закон концентрации капитала.

Повсюду, где одна монополия может с выгодой для себя посредством проникновения в активы другой монополии подчинить ее, мы видим тенденцию к такому проникновению, вплоть до установления контроля одной монополии над другой, как мы видели на примере монополий Berkshire Hathaway и The Kraft Heinz Company.

Если монополистам выгоден альянс, с взаимным проникновением в капиталы друг друга, то и он не заставит себя долго ждать. Пример этому недавнее (2016 год) заключение такого союза между Renault, Nissan и Mitsubishi Motors, которое обеспечило альянсу первое место в мире по продажам автомобилей по итогам 2017 года.

Примеров слияния и поглощения крупных капиталистических монополий крупнейшими можно привести еще больше. Вот некоторые за последние три года.

«В апреле нефтегазовый гигант Shell договорился о покупке британской газовой компании BG Group. Сумма сделки составляет 81,5 миллиарда долларов, после ее закрытия акционеры BG будут владеть 19 процентами акций Shell».
https://lenta.ru/articles/2016/02/01/big_kush/


«В октябре 2016 года крупнейшая в мире пивоваренная компания Anheuser-Busch InBev поглотила своего конкурента SABMiller в рамках сделки суммой $106 млрд. Переговоры о слиянии длились около года. Аналитики отмечали, что после сделки AB InBev по выручке может обогнать такого гиганта, как Coca-Cola».
https://www.rbc.ru/photoreport/10/08/2017/598c34a69a79477268a68a95


«В сентябре 2016 года американский производитель компьютерной техники Dell закрыл сделку по приобретению производителя систем хранения данных — компании EMC. Сделка стала крупнейшей в этом секторе экономики. Ожидалось, что с выручкой около $74 млрд образованная в результате Dell Technologies станет крупнейшей частной IT-компанией в США».
https://www.rbc.ru/photoreport/10/08/2017/598c34a69a79477268a68a95


«Крупней сделкой в сфере фармацевтики (в 2017 году) была покупка Johnson & Johnson швейцарской биотехнологической компании Actelion за 30 млрд долларов».
https://pharmvestnik.ru/publs/lenta/v-mire/milliardnye-sdelki-slijanija-i-pogloschenija-2017-goda-v-farmatsevticheskom-sektore.html


Таким образом, обе тенденции – слияние монополий с образованием концернов и холдингов и взаимное  проникновение монополий в активы друг друга с целью последующего подчинения одной монополией другой или образования более-менее устойчивого союза есть моменты единого процесса продолжающейся концентрации капитала, и потому уже не могут быть противопоставлены друг другу.

Эти моменты реализуются не в силу каких-то конспирологических целей, которые ставят перед собой капиталисты, а в силу железной экономической необходимости: там, где капитал не возрастает за счет извлечения максимальных прибылей, он неизбежно убывает. Это правило является общим для всех стадий капитализма, включая очевидным образом и гипотетический “либеральный глобализм”.

Чтобы сохранить собственные прибыли и не терять лишние миллиарды из-за конкуренции, капиталистические монополии всегда пойдут на сговор, будь то внутри страны (смотрите цены на бензин в России) или на мировом рынке. Проиллюстрировать возможности международных союзов капиталистов можно сделкой ОПЕК+.

В результате перепроизводства добычи нефти в мире цена на нефть упала до рекордных за последние 10 лет значений – со 124 долларов за баррель в 2012 году до 32 долларов за баррель в 2016 году. Естественно это серьезно ударило по прибылям капиталистов, которые стали искать выход из сложившегося положения на самом высоком уровне. И выход был найден. 22 нефтедобывающие страны в конце 2016 года договорились ограничить свою нефтедобычу в определенных пропорциях, чтобы помочь невидимой руке рынка выправить цены на нефть. С января 2017 года квоты вступили в силу. Соглашение предполагало сокращение добычи нефти на 1,8 млн баррелей в сутки по отношению к уровню октября 2016 года. На сегодня сделка ОПЕК+ достигла целей: цены на нефть поднялись к уровню $80 за баррель, а излишек запасов у стран импортеров нефти практически сошел на нет. Лидеры по нефтедобычи Россия и Саудовская Аравия планируют предложить странам ОПЕК+ увеличить добычу в третьем квартале 2018 года на 1,5 млн баррелей в сутки, т.е вновь вмешаться в «свободный рынок».

Подобными вмешательствами В.И. Ленин характеризовал монополистический этап капитализма – империализм.

Вместе с тем, очевидно, что способность монополий к образованию международных союзов и картелей не отменяет тенденции к их взаимному поглощению и пожиранию.

“Не подлежит сомнению, что развитие идет в направлении к одному единственному всемирному тресту, поглощающему все без исключения предприятия и все без исключения государства. Но развитие идет к этому при таких обстоятельствах, таким темпом, при таких противоречиях, конфликтах и потрясениях,— отнюдь не только экономических, но и политических, национальных и пр. и пр., — что непременно раньше, чем дело дойдет до одного всемирного треста, до «ультра-империалистского» всемирного объединения национальных финансовых капиталов, империализм неизбежно должен будет лопнуть, капитализм превратится в свою противоположность”.
В.И.Ленин, ПРЕДИСЛОВИЕ К БРОШЮРЕ Н.БУХАРИНА, ПСС 4, стр.94-95


Но, отвлекаясь от тех конкретных обстоятельств, на которые указывал Ленин, рассуждая абстрактно-теоретически, можно, вслед за нашими оппонентами, допустить неограниченный рост концентрации капитала. Следует, однако, спросить: является ли такая тенденция препятствием, стоящим на пути социалистической революции?

С одной стороны, несомненно, является, поскольку не только облегчает подавление эксплуатируемых классов, но и ведет к установлению непосредственной и открытой реакционной диктатуры финансового капитала: по мере укрупнения монополий, их взаимного слияния и поглощения, они становятся все более самодостаточными и теоретически могут подменить собой государство. Монополии уже сейчас содержат собственные армию и полицию, образовательные учреждения, начиная от детских садов и заканчивая техникумами и университетами, финансовую систему, жилищные фонды и т.д., и т.п..

Одним словом, закономерным итогом продолжающейся концентрации капитала является фашистская диктатура, которая была возможна уже на том уровне концентрации, что был достигнут 100 лет назад. Но только в выдуманном этапе капитализма, где нет монополий и финансового капитала, было бы странно наблюдать фашизм, политическую форму, являющуюся вполне естественной для империализма.

С другой стороны, “социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращенная на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией. Тут середины нет. Объективный ход развития таков, что от монополий (а война удесятерила их число, роль и значение) вперед идти нельзя, не идя к социализму”.
В.И. Ленин, Грозящая катастрофа и как с ней бороться


А раз так, то чем же является страх перед монополией, как не страхом перед дальнейшими шагами к социализму, а точнее сказать страхом перед капиталистической реакцией, являющейся ответом на эти шаги? А этот страх является уже общим местом  для теоретиков ЛГ и меньшевиков-оборонцев.

“Либо быть революционным демократом на деле. Тогда нельзя бояться шагов к социализму. Либо бояться шагов к социализму, осуждать их по-плехановски, по-дановски, по-черновски доводами, что наша революция буржуазная, что нельзя “вводить” социализма и т.п., — и тогда неминуемо скатиться к Керенскому, Милюкову и Корнилову, т. е. реакционно-бюрократически подавлять “революционно-демократические” стремления рабочих и крестьянских масс. Середины нет”.
В.И. Ленин,
Грозящая катастрофа и как с ней бороться

Учение о ЛГ на словах заявляет о своей приверженности марксизму-ленинизму, но на деле, не только вводит в оборот каутскианскую концепцию ультраимпериализма, но и делает это на том же основании, что и он. Ужасаясь перед мощью репрессивного арсенала современного империализма, оно пытается представить дело так, будто этот арсенал является арсеналом уже качественно иной стадии капитализма, арсеналом некой злой воли, довлеющей над миром и подавляющей возможность всякой борьбы. Потому это учение и не может увидеть в тенденции к дальнейшей концентрации капитала поворотный пункт не к новой стадии капитализма, а к социалистической революции.

И сама эта пораженческая позиция, и та чудовищная путаница, на которую пускаются ее приверженцы, чтобы убедить себя и других, что причина бессилия современных коммунистов в революционной борьбе – не результат ошибок их предводителей, а следствие какой-то непреодолимой силы, хотя бы "либерального глобализма", является уже не просто общим местом для теории ЛГ и меньшевистских бредней, а общим источником.

На этом, пожалуй, можно и закончить рассмотрение пятого признака “новой стадии капитализма”. Заметим только, что он противоречит не только марксистской теории и здравому смыслу, но и самой теории ЛГ: ведь во втором признаке говорится о “предельной расконцентрации капитала”. Тут уж приходится выбирать одно из двух: или “предельная расконцентрация” или “создание одной единственной сверхкорпорации, владеющей всеми активами Земли”.

Егор Морыганов, Кирилл Поляков

Tags: Морыганов, Поляков, июнь 2018, либеральный глобализм, марксизм-ленинизм, политэкономия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments