derdr (derdr) wrote in beskomm,
derdr
derdr
beskomm

Categories:

О выборах в Ираке

Спустя несколько дней, после того как закрылись избирательные участки, мы наконец-то получили доступ к информации по голосам. Радикальная коалиция Сайрун (переводится как “В движении” западными СМИ) заявила о своей первоначальной победе, а Муктада аль-Садр и Иракская коммунистическая партия получили большинство в парламенте. Прежде всего мы хотели бы поздравить с победой Иракскую коммунистическую партию и другие антиимпериалистические силы Ирака хотя бы с тем, что они смогла вытеснить занявшую всю политическую арену проамериканскую “Коалицию Победы”, это само по себе является серьезной победой для всех прогрессивных людей Ирака и мира. Мы также хотели бы выразить наши глубочайшие надежды на то, что, несмотря на меньшинство коммунистической партии в этой коалиции, они могут и будут продвигать в народ идею социализма и помогать победить неоколониальную оккупацию Ирака. Несмотря на ревизионизм коммунистической партии, которая снова и снова проваливает свою работу с массами, эта победа, в данный исторический момент, дала им возможность улучшить будущее Ирака. Они, возможно, еще не являются авангардом, который нужен пролетариату, но их успех все еще может стать отправной точкой для активизации классовой борьбы и появления более продвинутого пролетарского руководства. Однако, надо глядеть реалистично на эту ситуацию, необходимо исследовать основные проблемы, стоящие сегодня на пути укрепления этой победы.



Для непосвященных Муктада аль-Садр является популярным шиитским священнослужителем в Ираке, который возглавлял вооруженное сопротивление против вторжения американцев, а не только через работу Сауйрун среди шиитской общины, но и работал с суннитами по всей стране стране. Он основал антиимпериалистическую армию Махди, недавно реформированную как “Мирную компанию”, после вторжения американцев, которая занималась вооруженной борьбой против оккупантов, а также борьбой с суннитскими боевыми группами, которые угрожали шиитской общине в Ираке. Армия Махди несет ответственность за многочисленные атаки на захватчиков, включая восстание шиитов в 2004 году в Багдаде, что привело к многочисленным, хоть и небольшим, победам. Сторонники Садра даже проводили конвои осажденным бойцам-суннитам в Фаллудже во время первого успешного восстания. После вывода американской армии из страны, сторонники Садра помогли правительству Ирака в войне против исламского государства, но при этом критиковали самоубийственную военную кампанию армии, оставившую тысячи погибших и раненных в городе Мосул и в других местах, во время борьбы против ИГИЛ.

Теперь, отстраняясь от конфликта с ИГИЛ, прежняя правящая коалиция во главе с Абади, переименовалась в “Коалицию Победы” фактически захватив себя все “славу” победы на ИГИЛ в Ираке, хоть даже и с помощью США и Ирана. Тем не менее, переименование не помогло его коалиции, поскольку они были легко опережены Садром и Коммунистической партией, также сражавшихся с ИГИЛ и постоянно критикуя разрушения и “цену” которую платили мирные иракцы за их так называемое “освобождение” правительством - которое спокойно оставляло тела убитых прямо на улицах, гниющими на открытом воздухе в течение многих дней. Те, кто голосовал за Сайруна, в первую очередь делали это из-за кровавой цены, которую они были вынуждены заплатить за победу Абади против ИГИЛ. Тем не менее, даже с разрушенным прежним правящим альянсом, Сайрун сейчас находится в отчаянной ситуации с крайне разделенным правительством.

Садр, скорее всего, займет пост премьер-министра, он, конечно, имеет право на это, но неясно, как он сможет вести дела с такой равномерно разделенной властью между многочисленными крупными партиями и союзами, особенно в то время как идет жесткая политическая борьба. Например, в Киркуке боевики захватывали избирательные участки и держали членов избирательной комиссии в заложниках, требуя, чтобы они изменили результаты выборов. Иракская армия уже ответила, но это не единственный случай интенсивных противостояний, вызванных опасной нестабильностью иракского государства. Что еще больше мутит воду - роль Ирана в создании нового правительства. Иран оказался довольно сильным союзником правительства Абади, возглавляемого американцами, и теперь будет серьезной оппозицией успеху Садра, несмотря на то, что он шиитский священнослужителем.

Причины такого интереса иранцев состоят в том, что они довольно близки с правительством Абади, хотя Абади и являлся фаворитом США и НАТО, благодаря их сотрудничеству в войне против ИГИЛ, а затем их поражению в кризисе курдской независимости. Неясно, какие отношения у Садра и его коалиции с курдами в северном Ираке, но у коммунистов есть вполне положительная история отношений с ними. Больше беспокоит Иран - как Садр и коммунисты держат себя с ними. Имея строго патриотическую платформу они по-прежнему скептически относятся к интересам Ирана в Ираке и, хотя и не открыто враждебны Тегерану, Садр не разделяет те же чувства, что и другие шиитские группы в Ираке в отношении Ирана. Роль Ирана в иракской пост-ИГИЛовской политике была довольно мрачной, и хотя они не США, Сайрун прекрасно видит, что их чрезмерное участие не способствует независимости Ирака. Таким образом, во внешней политике будет действовать осторожный баланс между основными державами в регионе, чтобы не только не пустить США в регион, но и восстановить политическую независимость иракского государства, и уйти от прямого управления Ираком другими региональными державами.

Существуют также опасности в виде альтернативы Ирану, так как Садр попытался соединить свою коалицию и саудовское правительство. Неясно, в какой степени он или его коалиция планирует расширять эти отношения, но, похоже, его основная мотивация заключается в том, чтобы удержать Иран от полной дипломатической монополии в стране, поскольку они содействуют исходу американских солдат и влияния американцев. Опасность заключается в том, что Саудовская Аравия далека от пассивного наблюдателя в этих делах и имеет свои собственные амбиции в отношении Ирака и остальной части региона. Саудовцы, несомненно, будут пытаться брать свою высокую плату за хорошие отношения, и Сайруну придется решать, приемлемо ли платить такую “дань” в краткосрочной перспективе и как долго они захотят помогать в долгосрочной перспективе. Все это в первую очередь зависит от того, какая коалиция будет создана для обеспечения стабильного управления Ираком.

Потенциальная угроза для Коммунистической партии заключается в том, что могут и будут созданы другие коалиции. В итоге коммунисты могут оказаться отстраненными от участия в каких-либо переговорах с другими консервативными партиями или альянсами. С другой стороны, коммунисты несут ответственность за победу партии Садра на всеобщих выборах, переместив свои 8 мест в коалицию, а Сайрун только возглавлял Альянс Фатах на 2 места. Мы можем только надеяться, что Садр и его товарищи не забудут какой важный вклад внесли коммунисты. Однако, как показывает история, такое вполне может случиться. Если коммунистам удастся сохранить свое положение в правительстве и получить должности в кабинете, это может позволить им действовать как важному игроку в деле восстановления страны, которая была опустошена неоднократными вмешательствами со стороны империалистических стран и, как следствие этого - хронической нестабильностью. Сочетание их организаций и их парламентской работы может помочь в будущем укрепить позиции пролетарского движения, но только с усердной работой и стратегической ориентацией на социалистическую революцию, а не просто поэтапными реформами. Мы надеемся именно на такие шаги со стороны коммунистов, несмотря на многих людей с правым уклоном в партии.

Самой серьезной угрозой, с которой столкнется Сайрун, является угроза правительства меньшинства, где они окажутся во власти более крупной коалиции оппозиции, которая будет препятствовать любой попытке стабильности или выработки политических планов. Все это, наравне с завуалированными угрозами иностранных держав в отношении результатов выборов, заставляет нас беспокоиться о будущем Ирака. В дополнение ко всему сказанному, против Садра и его коалиции, начал действовать Иран, а советник Аятоллы Хамени - Али Акбара Велаяти заявил, что “Иран не позволит либералам и коммунистам управлять в Ираке”. Подобные заявления следует рассматривать как угрозу, и хотя это, скорее всего, не означает военного вмешательства в Ирак, присутствие революционной гвардии внутри страны серьезно провоцирует на подобные действия. Наша надежда состоит в том, что между Ираном и Ираком можно построить плодотворные отношения с Сайруном. Иран последовательно помогал сопротивлению американской гегемонии в регионе, и сбалансированные отношения с ними были бы полезными. Тем не менее, Сайрун имеет полное право скептически относиться к иранским интересам в стране, особенно с учетом таких открыто враждебных заявлений.

Независимо от результатов, массы Ирака сделали свой выбор, и мы надеемся, что выбранное правительство будет замечать проблемы народа, а не использовать их для продвижения антинародных идей. Люди избирали Саирона в первую очередь на основе растущих экономических проблем, безудержной правительственной коррупции, отсутствия социальных благ и разрушительного веса имперской оккупации. Таковы интересы иракского народа, и будем надеяться, что разговоры о политике расширения экономических прав людей не будут просто голословными обещаниями, и что их реализация может продвинуть гегемонистскую позицию сознательных пролетарских сил. Если бы они были эффективными, их успех мог бы создать почву для появления в стране более продвинутых революционных сил, что было бы очень серьезным шагом для страны, которая так долго скована западным империализмом.

Многое еще предстоит выяснить, но ясно, что волны народной воли обращаются против американских империалистов в Ираке. Хотя бы этому мы можем порадоваться.


Перевод Романова Александра
Оригинал



Tags: Романов, выборы, капитализм, коммунизм, коммунисты, перевод
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments