v_karloff (v_karloff) wrote in beskomm,
v_karloff
v_karloff
beskomm

Category:

Кто будет определять потребности?

Народ у нас грамотный, его не обманешь. Что такое коммунизм? Это когда от каждого по способностям, каждому по потребностям. Но, постойте, разве тогда люди будут хотеть работать? А если я захочу себе десять автомобилей? Это партийная номенклатура будет решать, какого цвета штаны мне должны нравиться? К бабке не ходи – всё это утопия.

Или же нет?


Вопрос о мотивации человека к труду, человека, который не боится оказаться на улице ни с чем, хорошо разобран тут (автор anlazz) и тут (автор gezesh). Его мы специально касаться не будем. Остановимся на вопросе распределения.

Так кто же все-таки будет определять потребности? Ответ на этот вопрос самый простой – никто. Потребности никто не будет определять. В поставленном вопросе уже хитро спрятан некий посыл – потребности кто-то определяет. Определять - значит наделять пределом, ограничивать. Потребности можно предсказать, рассчитать и запланировать. В этом нет ничего сложного. Уже в наше время целая армия маркетологов день и ночь трудится над тем, чтобы «познать» рынок. И для этой цели были разработаны десятки приёмов и методов; столько же ещё только будет разработано.

В современном обществе всё же трудно представить себе, что когда-нибудь продукты общественного производства будут доступны бесплатно, а распределение не будет нуждаться в специальном контроле. Подобные порядки кажутся фантастикой. Наверное, каждый может сходу вспомнить примеры наглости, воровства, взяточничества и прочих неприятных историй, тут и там имеющих место быть вокруг нас. Но это совсем не означает, что распределять блага по потребностям невозможно. Это означает лишь то, что такой принцип распределения невозможно ввести.

«С точки зрения буржуазной легко объявить подобное общественное устройство "чистой утопией" и зубоскалить по поводу того, что социалисты обещают каждому право получать от общества, без всякого контроля за трудом отдельного гражданина, любое количество трюфелей, автомобилей, пианино и т. п. Таким зубоскальством отделываются и поныне большинство буржуазных "ученых", которые обнаруживают этим и свое невежество, и свою корыстную защиту капитализма.

Невежество, - ибо "обещать", что высшая фаза развития коммунизма наступит, ни одному социалисту в голову не приходило, а предвидение великих социалистов, что она наступит, предполагает и не теперешнюю производительность труда и не теперешнего обывателя, способного "зря" - вроде как бурсаки у Помяловского - портить склады общественного богатства и требовать невозможного.

До тех пор, пока наступит "высшая" фаза коммунизма, социалисты требуют строжайшего контроля со стороны общества и со стороны государства над мерой труда и мерой потребления, но только контроль этот должен начаться с экспроприации капиталистов, с контроля рабочих за капиталистами и проводиться не государством чиновников, а государством вооруженных рабочих.

«…»

В сущности, когда ученый профессор, а за ним обыватель, а за ним господа Церетели и Черновы говорят о безрассудных утопиях, о демагогических обещаниях большевиков, о невозможности "введения" социализма, они имеют в виду именно высшую стадию или фазу коммунизма, "вводить" которой никто не только не обещал, но и не помышлял, ибо "ввести" ее вообще нельзя.»

В.И. Ленин. Государство и революция.
В СССР по потребностям распределялись медицинские услуги, а также квартиры или комнаты в «коммуналках» (не без длительного ожидания). И всё. Остальное - по труду. Но на то наша страна и была союзом социалистических республик. А что такое социализм вообще? Если брать ленинское определение, то социализм – это первая фаза коммунизма, общественное устройство, которое во всех отношениях носит на себе отпечаток старого общества (капиталистического). Кто-то может считать социализм переходным периодом от социализма к коммунизму. В любом случае принципиально ничего не меняется. Социализм выходит из капитализма, коммунизм же развивается уже из социализма, на своей собственной основе – на основе общественной собственности на средства производства. Общественная собственность в отличие от частной открывает огромные возможности для развития науки и техники, последние достижения которых внедряются в производство без оглядки на прибыльность и затраты, просто потому что это выгодно всему обществу. Рост производительности труда непрерывный. Рост благосостояния непрерывный. Кризисов перепроизводства нет.

Вслед за ростом производительных сил растет уровень культуры и ответственности всех членов общества. Этот процесс более длительный, чем развитие производства. Завод построили – на следующий день ввели в эксплуатацию. С человеком все гораздо сложнее. Объяснили ребенку в школе, что помогать другим – это хорошо, а родители дома отругали его за то, что он поделился своим бутербродом с одноклассником. Прочитала молодая девушка, что любовь – это личное дело влюбленных, а родители её – вчерашние крестьяне – запирают её дома за то, что она не спросила их дозволения выйти замуж за человека, которого она любит.

Камень и железо покорно служат человеку, общество же ещё долго будет избавляться от своих предрассудков. Поэтому-то распределение по потребностям ввести нельзя. Сделаешь что-то бесплатным сейчас, оно немедленно будет сметено с прилавков. Люди будут все тащить к себе в дом – на чёрный день. Им, возможно, на самом деле не нужен этот товар. Но вдруг кризис? Может через неделю всё подорожает?

Но, постепенно, при условии наличия общественной собственности на средства производства всё больше продуктов возможно будет распределять по потребностям. Процесс этот очень длительный. Здесь, по крайней мере, два условия:

  1. Промышленность развита так, что производится благ столько, чтобы хватило всем.

  2. Сегодняшняя привычка грести всё под себя изживет сама себя за ненадобностью.

Но как быть с предметами роскоши? Может быть все захотят себе «Феррари» да «Бентли»? Ответ опять простой – не захотят. Зачем человеку роскошный автомобиль? А затем, что он сегодня (это ключевой момент), – показатель успешности и богатства. И служить он этим показателем может только в обществе, где существует имущественное неравенство. Нет у человека на самом деле потребности в «Бентли», потребительная стоимость последнего как автомобиля сомнительна. По части своего прямого предназначения он ничуть не лучше своего собрата с ценой в 500 тысяч рублей. Потребность, удовлетворяемая дорогим автомобилем, -  потребность в самореализации, в самоутверждении. В будущем же над нашими представлении об успешности будут смеяться на уроках истории, а настоящим предметом гордости для человека будет служить обыкновенный значок за 3 копейки, на котором будет мелкими буквами написано: «Почётный член Академии Наук».

 
Tags: Ленин, СССР
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments