derdr (derdr) wrote in beskomm,
derdr
derdr
beskomm

Categories:

Черная правда и белая ложь. Часть 1.

Чернокожие большевики и ложь белых. Часть 1.

Много глупостей было написано о роли путинской России в ниспровержении “нашей демократии”. Как-будто наша демократия работала прекрасно (и разумно), пока теневые российские силы не скупили несколько объявлений на Фейсбуке, что вывели нас всех на улицы. Смехотворная идея. Я извиняюсь, но разве Путин оправдал Джорджа Циммермана (американский патрульный-волонтёр 26 февраля 2012 года застреливший 17-летнего афроамериканца Трейвона Мартина) или Джейсона Стокли (офицер полиции Джейсон Стокли в 2011 году застрелил подозреваемого чернокожего Энтони Ламара Смита)? Путин стрелял в 12-летнего Тамира Райса (12-летнего афроамериканца 22 ноября 2014 года в Кливленде убитого двумя полицейскими)? Разве Россия устроила нарковойну против афроамериканцев, или ведет политику массового лишения свободы чернокожих, или нарушает законы избирательного права в США?



Подобные действия продолжаются на протяжении многих лет и вносят вклад в лишение гражданских прав миллионов афроамериканцев. К США есть много вопросов о систематическом нарушении демократических прав афроамериканцев, и не первый раз, когда они пытаются перенаправить критику - обвиняя во всем Россию. Как студент исторического факультета, я закатывал глаза, наблюдая, как Демократическая партия пытается вновь применить старую тактику “красной угрозы”. Недавние статьи в ключе “Черные активисты - пешки Москвы”, написаны настолько оскорбительно и лживо, что, так как мы приближаемся к столетию Русской Революции, на них очень важно ответить.

На прошлой неделе, автор по имени Террелл Джермейн Старр, написал заметку для “The Root” озаглавленную: “Недавняя Российская реклама в фейсбуке доказывает, что Кремль никогда не любил чернокожих.”

До этого я наслаждался статьями в “The Root”, в частности за хронику атак расистов против афроамериканцев, которой так не хватает в официальных СМИ. Но следует отметить желание издания следовать за изгибами политики Демократической партии, не относясь к ней сколько-нибудь критически в большинстве случаев.
Заметка Старра имеет, вроде бы, исторический характер, но строится на большой, вопиющей исторической ошибке: отождествление Советского Союза и Российской Федерации. В одном предложении Старр описывает их как совершенно одинаковых (показывая свой уровень владения материалистическим историческим анализом и ангажированности) и потом, до конца заметки, пытается “обелить” историю чернокожих коммунистов, используя любимые аргументы расистов - черные поддерживали социализм, так как были одурачены красными, а Советский Союз был заинтересован в освобождении черных, только потому, что это бы насолило их врагам в Белом Доме.


Плакат Кукрыниксов 60-ых годов.


Подобные заявление отрицают деятельность тех афроамериканцев, многие из которых были одними из самых известных представителей чернокожей интеллигенции своего времени, кто смотрел на советскую систему, как на альтернативу американскому расизму и эксплуатации. Такие интерпретации отрицают настоящую солидарность и помощь, которую оказывал СССР движениям за свободу угнетенных людей по всему миру. Поскольку в США антикоммунистическая пропаганда так легко обнародуется без каких-либо доказательств, позвольте представить некоторые доказательства, раскрывающие подобную расистскую ложь.
Союз Советских Социалистических Республик был рожден революцией в 1917 году и уничтожен контр-революцией в 1991 (редакция расходится с мнением автора). Несмотря на то, что русские составляли большинство населения, СССР сам по себе был чрезвычайно разнообразным и ярким обществом на протяжение всего своего существования. Советский Союз охватывал 14 часовых поясов и состоял из многих независимых национальностей, таких как таджики, казахи, литовцы, татары - все они говорили на разных языках, имели различные религии, и подверглись ужасающему расисткому давлению со стороны царской России. Триумф социалистической революции и само существование подобной уникальной политической формации, было результатом того, что революцию совершали объединенные угнетенные народы, что поднялись как один, и взяли контроль над страной у монархистов и капиталистов. Большевики взвалили на себя задачу объединить угнетенные народы и поднять их на борьбу. В этом и был ключ к победе, и основной принцип их работы. Именно Ленин выдвинул коммунизм как оппозицию империализму, и именно он поменял марксистскую формулу “Рабочие всего мира объединяйтесь” на “Рабочие и угнетенные народы всего мира объединяйтесь” - выразив, таким образом, приоритеты борьбы колонизированных народов против империализма.

Триумф Ленина и большевиков в 1919, по всему миру был встречен империалистами с большим испугом, а угнетенными\колонизированными народами с большим энтузиазмом, вдохновением и надеждой. В Америке 1919 год стал печально известным “Красным Летом” - благодаря огромному числу линчеваний, расовых погромов и отвратительному насилию по отношению к афроамериканцам от рук белых. Политические движения чернокожих американцев вошли в новую эру воинственности, этому способствовало возвращение ветеранов Первой Мировой войны, которые не очень-то стремились подчиняться законам Джима Кроу (свод законов о расовой сегрегации), а хотели бороться за свое достоинство, заработную плату и права. Новая волна радикально настроенной чернокожей интеллигенции заняла политическую сцену, многие из которых были выходцами с Кариб, а большинство выходцами из Гарлема в 20-ых и 30-ых. Мужчины и женщины, считавшиеся одними из лучших мыслителей и писателей своего времени, и лидеры радикальных афроамериканских движений, невзирая на политическую ориентацию, уважали Русскую Революцию.
Согласно историку Уинстону Джеймсу, в его работе “Держа поднятое знамя Эфиопии”, призыв Русской Революции к чернокожим Америки заключался не в том, чтобы кого-то “завербовать”, как утверждает заголовок Root, а по независимой оценке самого автора, чтобы продемонстрировать отношение большевистского правительства к проблеме равенства угнетенного и колонизированного народа.

Джеймс пишет о трех основных факторах, что привлекали чернокожих в большевизме в 20-ых и 30-ых годах. Первый - внутренняя политика, направленная на поддержку национальных меньшинств и угнетенных групп, что была введена почти сразу после триумфа революции. После революции большевистское правительство осуществило то, что можно охарактеризовать как самый глубокий и тщательно продуманный план, который когда-либо пыталось осуществить любое государство. Необходимо учитывать то, насколько большевики были жестко ограничены в ресурсах для повышения уровня жизни народов угнетенных царским режимом и создания равенства для всех народов страны.
Для чернокожих американцев - самым убедительным примером стала скорость и серьезность, с которой Советское правительство начало исправлять историческое неравенство в отношении евреев, включающее немедленное уничтожение всякой дискриминации и прекращение какой-либо угрозы погромов, которые существовали при царе. В 1923 году Клод Маккей, юный чернокожий писатель и поэт написал: “Для американских негров непререкаемый и впечатляющий факт Русской Революции в том, что небольшая группа, по сравнению с количеством негров в американском населении, смогла добиться через Революцию всех политических и социальных прав, которых она была лишена при царе. (166).”

Другие два фактора, обозначенные Джеймсом, были “не терпящая компромиссов антиколониальная, антиимпериалистическая риторика и самоопределении наций (165)” поддерживаемая большевистским правительством и создание Третьего Коммунистического Интернационала, который открыто поощрял колонизированных (часто чернокожих) людей подниматься против своих (в основном европейских) эксплуататоров по всему миру.

В тот же момент, когда правительство США систематически игнорировало просьбы чернокожих принять хотя бы один федеральный закон против линчевания, когда правительства штатов и городов сговорились закрывать глаза на линчевание, расовые погромы и освобождать тех белых, что нападали на чернокожих - не надо быть гением, чтобы понять, почему чернокожая интеллигенция была искренне взволнована появлением в мире правительства нового типа, которое оказывало поддержку и защиту своим национальным меньшинствам и общалось с ними на равных.

Черное и белое (фильм)
Лэнгстон Хьюз был чернокожим интеллигентом поколения связанного с “Гарлемским Возрождением” и “Нью Негро” (культурное движение 20-30ых годов). Из всех оскорблений написанных в заметке Root, самое невыносимое - неуважение к Лэнгстону Хьюзу, одному из самых величайших американских писателей 20-го века. Старр обрисовывает Хьюза как дурачка, которого кто-то “рекрутировал” защищать СССР. Как будто Хьюз не путешествовал по всему миру, не учился и не писал в большом количестве, и конечно же, не был способен искренне поддерживать государство, которое, по его мнению, было на истинном пути. Мы почитаем поэзию Хьюза, восхваляющую чернокожую красоту, он лауреат джазовой поэзии чернокожей Америки, и мы любим пересказывать его слова о нашей глубокой истории и нескончаемую борьбу перед американским белым расизмом. А что вы знаете о его поэме, восхваляющей Советский Союз? Линк на его поэму о Ленине. Читали ли вы ее на одном из ваших уроков об истории чернокожих? Скорее всего нет. Но это не отменяет того факта, что Лэнгстон Хьюз невероятно сочувствовал Советскому Союзу, что доказывает глава из его автобиографического произведения “I Wonder As I Wander” - “Moscow Movie”.

The Root дает, пожалуй, самое циничное и поверхностное понимание главы из всех возможных. Постесняюсь утверждать, что автор заметки в The Root вообще читал данное произведение. “Moscow Movie” рассказывает важную историю из 1932 года, когда Лэнгстон был приглашен в Советский Союз, чтоб поработать над фильмом. Фильм назывался “Черное и Белое” и должен был показать борьбу чернокожих рабочих на юге США, и показать на весь мир проблемы расизма и угнетения чернокожих в Америке. Согласно Лэнгстону Хьюзу он “должен был стать первым великим негритянско-белым фильмом в мире”.

Хьюз сопровождал делегацию из 22 юных афроамериканцев, которые должны были сниматься в фильме, хотя было странно, что большинство в группе не были актерами. Старр описывает подобный кастинг как расистский, потому что приглашающая советская сторона считала, что все темнокожие умеют петь и танцевать (и заниматься спортом), поэтому даже не подумали проверить биографию, прежде чем нанимать их для съемок.
На самом деле Хьюз не говорил ничего подобного. Рассказывая про своеобразный состав делегации в начале главы, он пишет “То, что большая часть группы не была актерами - легко объяснить, лишь немногие профессиональные актеры согласились бы бросить все, и поехать в Россию, за контрактами, которые они никогда не видели. Только группа авантюрных молодых студентов, учителей, писателей и будущих актеров согласилась бы на такое, ожидая интересного времяпрепровождения и чуда чуждой земли, также как и съемок. Среди них было и несколько человек, просто желающих уехать от американских расовых предрассудков, уставшими от “законов Джима Кроу”.


Лэнгстон Хьюз в Туркменистане.

Важно, что Хьюз показывает их мотивацию к путешествиями, как попытку уйти от американского расизма. Авторитет СССР в группе был настолько высок, что “Когда поезд остановился на границе, для проверки паспортов, несколько молодых чернокожих юношей и девушек вышли из поезда, чтобы прикоснуться к советской земле и поцеловать есть.” - пишет Хьюз.
В своих обвинениях в расизме Старр скорее всего обращается к главе, где Хьюз пишет “Европейцы, также как и американцы, являются жертвами стереотипов, что негры умеют петь с рождения”. Сложно это прочитать как обвинение в особом русском расизме, а скорее следует пожаловаться на то, как афроамериканцы представлены на мировой арене.

Плохое понимание афроамериканской культуры было основной проблемой во время съемок фильма, и это в итоге, по мнению Хьюза, и прокляло фильм. Хьюз получил раннюю версию сценария и оценил её как непригодную к использованию, поскольку там было много ошибок в отношении того, как на самом деле выглядели расизм и борьба рабочего класса на юге США. Хьюз писал, что автор сценария, хоть и хотел сделать лучше, но никогда не был в США. Также он писал, что информация о чернокожих американцев редко попадала в СССР тогда. Даже подобную критику в словах Хьюза сложно интерпретировать, как горький или обидный отзыв о СССР, за их попытку сделать этот фильм. Напротив, Хьюз описывал в главе все с добрым юмором, и постоянно повторял, что им хорошо заплатили за все и относились отлично, даже тогда, когда стало понятно, что фильм не получится.

Прием, оказанный студентам в Москве, был действительно замечательным, особенно учитывая исторический контекст, но об этом The Root, конечно, не пишет. Студенты были “накормлены и напоены” по словам Хьюза. Их поселили в лучшие отели и доставали бесплатные билеты в театр, оперу, на балет. Организовывали ужины с известными людьми почти каждый вечер. Они были официальными гостями Советского Союза и к ним относились со всеми почестями. Никогда чернокожий не мог получить подобное отношение в США. Хьюз пишет, что их представляли как “представителей великой чернокожих народов (82)” и после описания всевозможных удобств отелей, он добавляет “Я никогда бы смог остановиться в подобном отеле в своей стране, так как неграм это запрещено (93).”

О приеме обыкновенными советскими гражданами Хьюз пишет:
Из всех крупных городов в мире, в которых я был, москвичи показались мне самыми вежливыми с незнакомцам. Но, возможно это было из-за того, что мы были неграми и, в тоже время, по всему миру, и особенно в России, в газетах гремело дело “Скоттсборо”, и люди просто освобождали нам дорогу, просто пытаясь показать нам свою любезность. В переполненном автобусе, в 9 случаях из 10, какой-нибудь русский говорил: “Негритянский товарищ, черный товарищ - садись на мое место!”. На улицах в очередях за газетами или сигаретами, или за какими-либо напитками, некоторые люди говорили “Пропустите черного товарища вперед.” (74)

И это в 1932 году! Нигде в Америке, будучи черным, невозможно было представить к себе такое отношение в 1932 году. Черт, многие из нас не могут получить подобное отношение и сегодня, даже если наша жизнь зависит от этого (а иногда и зависит). Рассказ подтверждается другими афроамериканцами, кто посещал или эмигрировал в СССР. В книге Уильяма Мандела “Soviet but Not Russian” приводится цитата Мухаммеда Али, сказанная им во время визита в СССР в 1978 году:
Я видел сотни национальностей. И ни разу не встретил в общении подобное черному, белому или “ты ниггер”. Люди говорят “О, они просто показывали себя с лучшей стороны”. Хотите сказать, что люди сотни национальностей репетировали: “Мухаммед Али идет! Все сотни национальностей, притворяйтесь, что вы вместе! Мухаммед Али идет!”. Тебя просто отвезли туда, куда нужно” - я знаю, что это ложь, я просто садился в машину, и говорил водители, куда я хочу поехать. Лгать про русских...Я бегал по утрам в странных местах, где почти никогда не видели черного человека. Я пробегал мимо двух маленьких русских девушек, что шли на работу. Они даже не посмотрели на меня и не спросили, чем я занимаюсь. Я не смог бы просто пойти утром бегать на улицах в белом квартале в США.” (85)

The Root пытается представить СССР столь же расистским государством, как США времен “закона Джима Кроу”, но у них просто не хватает доказательств для подобного. Они подробно излагают опыт одного чернокожего (Роберта Робинсона). Но что насчет опыта более чем 400000 африканских студентов, что обучались бесплатно в СССР в 1950-1990 годах? Они обучались в технических ВУЗах, в университете им. Патриса Лумумбы и в Международной Ленинской Школе. Они жили и путешествовали по всему Советскому Союза во время обучения и возвращались домой, со знаниями и умениями нужными для помощи их родным странам. Мандел брал интервью у несколько чернокожих советских студентов для его книги, включая афроамериканцев, которые переехали в СССР, и их рассказы сильно отличаются от рассказов Робинсона. Старр утверждает, не предоставляя ровным счетом никаких доказательств, что межрасовые отношения в СССР были такой же проблемой как и в США: “И русские и американцы заводятся видя как белая женщина встречается с чернокожим”. Поскольку он вводит термин “херня” как раз перед этим предложением, то я в обратку назову херней его утверждение.

Лэнгстон Хьюз приводит множество историй про мужчин из своей группы, встречающихся с советскими женщинами, и ни слова о “плохом взгляде” на подобные пары, что, в 1932 в США, означало бы линчевание. Пожалуйста, прекращайте проецировать американский расизм на Советский Союз, не имея при этом никаких доказательств. Как писал Уильям Дюбуа о своем третьем визите в СССР в 1949 году: “Из всех стран, только Россия оценивает расовую дискриминацию как преступление. Из всех империй, только Россия не имеет колоний с черными или белыми рабами, и что более важное, не делает никаких инвестиций в колонии, не имея никакой кровавой прибыли от эксплуатации дешевых рабочих Азии и Африки.” Материальной основы расизма уровня “законов Джима Кроу” даже рядом не стояло.

Хьюз беспокоился, что западная пресса устроит праздник из провала фильма, и будет распускать ложные слухи в отношении Советского Союза, давя таким образом на чернокожих студентов. Он писал, что западные журналисты, видевшие как их группа тратит деньги и развлекается в клубах и ресторанах по всей Москве, писали истории о том, как студентам не заплатили и как ими пренебрегали.

Хьюз писал, что кое-кто из его группы подозревал, что фильм был принесен в жертву, чтобы задобрить американское правительство - но сам Хьюз в это не верил. Он был одним из тех, кто читал сценарий, и недвусмысленно заявил, что именно сценарий был причиной неудачи проекта. Хьюз постоянно упоминает международную кампанию по защите Парней из Скоттсборо (кампания по защите 9 афроамериканцев от несправедливого суда), в ходе которой СССР не бросал борьбу за права чернокожих.

The Root просто выкинуло это упоминание из жизни Лэнгстона Хьюза, чтоб поддержать их же заявление о том, что СССР пытался выслужиться поддержкой борьбы чернокожих, и вся их помощь была “двуличной и откровенно мошеннической». Я бы возразил, что данная антикоммунистическая пропаганда на самом деле «двулична и откровенно мошенническая», но позвольте мне представить дополнительные доказательства подлинной солидарности, выраженной Советским Союзом.

Продолжение следует...

Перевод Романова Александра
Оригинал


Tags: Романов, СССР, США, большевики, октябрьская революция 1917, перевод, рабство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments