sockomm (sockomm) wrote in beskomm,
sockomm
sockomm
beskomm

Category:

Анти-империализм - высшая стадия классовой борьбы

Как и у многих коммунистов, рожденных в семьях иммигрантов в Соединенных Штатах, мое политическое развитие стало продолжением связи с моими культурными корнями. Хотя я родился и вырос в Соединенных Штатах, я провел много времени в детстве в Тайнане, родном городе моей матери на юге Тайваня, что, несомненно, укрепило мою связь с моим наследием.



Мой отец - Хвагё - член китайской диаспоры в Корее - и хотя он родился и вырос в Корее, южнокорейский режим отказался признать его гражданином, потому что его отец не был корейцем; тот факт, что он родился от матери-кореянки, не имел значения для режимов Ри и Пака. В то время южнокорейский режим еще не установил дипломатические отношения с новым китайским правительством в Пекине, и поэтому «Китайская Республика» (чья административная территория была сокращена до Тайваня, Пэнху, Цзиньмэня и Музо/Мацзу) было единственным китайским правительством, признанным Сеулом. Поскольку Гоминьдан (ГМД) потерял власть на материке и в 1947 году его авторитет был открыто оспорен тайваньским народом, недовольным неправильной политикой Гоминьдана в разрешении внутренних противоречий, Гоминьдан активно пытался привлечь на свою сторону китайский народ в течение первых нескольких десятилетий после своего переезда на Тайвань. В результате люди, подобные моему отцу в Корее, стали гражданами «Китайской Республики» и ходили в школы, созданные для китайской общины, в которых преподавалась программа, разработанная Министерством образования «R.O.C.». Многие из тех, кто решил поступить в университеты, поступили на Тайване из-за льготных программ, в которых предпочтение отдавалось китайцам из других стран.

Основная информация, которую я усвоил в детстве, дала мне схематичное и откровенно тривиальное представление о моем происхождении; чтобы по-настоящему его понять, мне нужно было многое изучить. Кроме того, в юном возрасте я осознал, что меня всегда будут считать иностранцем в Соединенных Штатах, подобно тому, как мой отец никогда не считался настоящим корейцем, несмотря на то, что родился и вырос в Сеуле. С этим осознанием, а также с моей близостью к Тайваню и с Тайванем (островом и его народом, а не с его реакционным правящим классом) и, в более широком смысле, со всем Китаем, поддержание моей связи с моими культурными корнями стало серьезным вопросом, который включал самостоятельное изучение история, текущих событий и китайского языка.

Холодная война поставила Тайвань и Южную Корею на передовые рубежи в глобальном противостоянии между капитализмом и социализмом, поэтому мое желание глубже изучить свое культурное наследие было неотделимо от понимания холодной войны. Я вернулся к фактам, которые узнал в детстве, например, к тому, что Чан Кайши был кровавым тираном, или к различию между вайшенгрен и беншенгрен (об этом ниже - прим. пер.), чтобы исследовать их реальное историческое значение. Наблюдая за беспорядками, которые произошли после выборов 2000 года (на Тайване - прим. пер.), когда был избран первый лидер, не принадлежащий Гоминьдану, я обнаружил, что большая часть раздоров возникла из-за антагонизма между вайшенгренами и беншенгренами, который был результатом политики Гоминьдана по исключению беншенгренов из верхних эшелонов власти в течение первых нескольких десятилетий своего правления на Тайване. Политика Гоминьдана усугубила недоверие между двумя большими группами людей на Тайване: беншенгрен, что означает «люди этой провинции», имея в виду тех людей, которые уже жили на Тайване к моменту капитуляции японских империалистов и возвращения Тайваня Китаю в 1945 году; и вайшенгрен, или «люди вне провинции», означающие тех, кто прибыл на Тайвань с материкового Китая в период с 1945 по середину 1950-х годов. Поскольку все правящие элиты в Гоминьдане были вайшенгренами, вайшенгрены всех классов рассматривались многими беншенгренами как угнетатели, хотя ни один из них не был застрахован от антикоммунистического белого террора Гоминьдана.

Интересно, однако, что настроения против вайшенгрена и против Гоминьдана не переросли в антиамериканские. Настроения среди мелкобуржуазной оппозиции, которые росли в 1970-х и 1980-х годах, не стали антиамериканскими, несмотря на то, что правящая элита черпала свою власть у империалистов США. Также от меня не ускользнуло то, что беншенгрен, большинство которых составляют хань, как и вайшенгрен, часто исключают тайваньцев из своих разговоров о правах тайваньцев. Я делюсь этими фактами, чтобы лучше проиллюстрировать мой путь к коммунизму и почему коммунисты не могут игнорировать антиимпериализм в 21 веке. Эти факты действительно дают общее представление о Тайване, но они были всего лишь отправной точкой. Чтобы по-настоящему понять Тайвань, мне нужно было дополнительно изучить, как возникло подобное положение, что потребовало ознакомления с историей коренных народов Тайваня, различными волнами миграции ханьских китайцев с материкового Китая, начиная с 17 века, отношением Империи Цин к Тайваню, японская колонизация, изгнание Гоминьдана на Тайвань, белый террор и военное положение Чан Кайши, историю оппозиции Гоминьдану и особенно империализму США.

Конечно, все это можно изучить через либеральную проамериканскую точку зрения, но такой подход оставляет многие связанные события и тенденции несвязанными. Один из вопросов, который я задавал себе на первом курсе колледжа, заключался в следующем: если целью внешней политики Соединенных Штатов является распространение свободы и демократии, то как диктаторы, такие как Чан Кайши и Сынгман Ри (Ли Сын Ман), не только получали поддержку Соединенных Штатов, но и поддерживались как демократические лидеры? Либеральный ответ мог бы звучать примерно так: «Да, Чан и Ри были жестокими лидерами, далекими от идеала, но они боролись с коммунизмом, который был намного хуже, чем все, что можно вообразить на Тайване при Чане или в Южной Корее при Ри». В то же время либералы преуменьшают тот факт, что большинство заключенных и казненных Чаном были коммунистами или подозреваемыми в симпатиях к коммунизму. Жертвы его правой диктатуры в настоящее время изображаются абстрактно, в основном как «борцы за свободу», с небольшим упоминанием их коммунистических взглядов. Хотя Чан Кайши мертв, и хотя буржуазная оппозиция Гоминьдану выставляет его в негативном свете, его антикоммунистический дух продолжает жить. Осознав это лицемерие, я начал изучать американский империализм как порождение капитализма, изучать буржуазные идеологии, например, «превосходство белых», созданную для оправдания различных существующих систем угнетения, и понял, как сильно мне лгали.

Большинство правительств, свергнутых Соединенными Штатами, были избраны демократическим путем. После свержения их в обязательном порядке заменяют компрадорские режимы, которые служат корпоративным интересам США. Соединенные Штаты заключили союзы с политическими фигурами, такими как Чан и Ри, чтобы контролировать как можно больше населения и ресурсов.

Либеральная интерпретация истории без антиимпериалистического контекста заставила бы нас поверить в то, что Соединенные Штаты пытались «цивилизовать» мир с помощью универсальных ценностей «свободы», «демократии» и McDonald's. Бывало, что по дороге к цели страны при неумелом контроле сбивалась с пути, но появление чанов, ри, мобуту и ​​т. д. было скорее исключением, чем правилом. Тайваньские либералы не собирались налаживать международную солидарность с угнетенными народами, их идея заключалась в обратном - обратиться за помощью к дяде Сэму и правящим классам «развитых демократий». В результате «прогрессивная» политика на Тайване находится в подвешенном состоянии исторического нигилизма и отсутствия реальных решений.

Паутина империализма расставлена по всему миру, ее нити сходятся в ключевых точкахи, но заметить это с первого взгляда не просто. Изучение работ революционеров, таких как Маркс, Ленин и Мао, проливает свет на движущие силы человеческой истории не только прошлого, но и настоящего. «История всего существовавшего до сих пор человеческого общества, - по словам Карла Маркса, - это история классовой борьбы». Если империализм - это высшая стадия капитализма, как теоретизировал Владимир Ленин, то отсюда следует, что антиимпериализм - высшая стадия классовой борьбы.

Вскоре я начал видеть связь между различными, казалось бы, не связанными между собой событиями: китайскими коммунистами, борющимися с японскими захватчиками, корейскими партизанами во главе с Ким Ир Сеном и антияпонским восстанием в тайваньском Уше, организованным коренным народом сидик, которое закончилось трагедией - японские ВВС сбросили на них химическое оружие. Все эти три события были частью большой борьбы против японского империализма. В 1950 году вспышка Корейской войны не только разрушила мечты моего деда о возвращении из Кореи в свой дом в китайской провинции Шаньдун (когда началась война, он оказался на юге; его брат с севера сбежал обратно в Китай. ВВС США бомбили каждый город к северу от 38-й параллели), но также сформировали судьбу Тайваня, поскольку отношение США к Чану сместилось от игнорирования к неохотной поддержке, в попытке спасти «Китайскую республику», а режим - от верного поражения.

На этот раз именно американский империализм стал величайшим обобщающим фактором, связывая события друг с другом. Спустя десятилетия Черные пантеры и другие группы, которые боролись за освобождение, пришли к аналогичному выводу: правящий класс США был общим врагом и в войне во Вьетнаме, и в борьбе за расовое неравенство. И, кроме того, это противостояние правящему классу США означало поддержку Народной армии Вьетнама и Фронта национального освобождения.

В сочетании с изучением американского империализма знание того, какая часть истории вашей собственной семьи была сформирована империализмом, делает империализм вполне реальной системой угнетения, а не абстрактным понятием.
Изучение империализма - это процесс повторного изучения всего, чему вас учили. Это борьба, наполненная гневом и печалью, но также любовью и освобождением. К сожалению, это не та борьба, которую ведут сегодня многие, называющие себя левыми, особенно те, чьи семьи живут в имперском ядре на протяжении поколений, поскольку стимул к пониманию своих корней слабеет от поколения к поколению.

Если ваша семья, например, не имеет корней в Корее, вы не услышите историй о том, как Корейская народная армия с достоинством обращалась с людьми в освобожденных ею районах, в то время как силы США и южнокорейская армия, которую они контролировали, действовали так, как будто это были оккупационные войска. Следовательно, навряд ли вы будете подвергать сомнению господствующее мнение по таким темам, как Корейская война, наполненное упоминаниями о «демократической» Южной Корее и «диктаторской» Северной Корее.

Империалистическая амнезия не только искажает наше понимание мировых событий, но также снижает нашу способность интерпретировать события внутри страны, а в эпоху империализма они неразделимы. Без твердого понимания империализма мы будем обмануты реформистами, такими как Берни Сандерс, которые призывают к фальшивой форме «социализма», финансируемой за счет гиперэксплуатации Глобального Юга имперским ядром. Какая польза от «социализма» или, точнее, от социал-демократии в Соединенных Штатах, если миллионы людей продолжают страдать от американской агрессии? Могут ли эти социал-демократы «добиться прогресса с латиноамериканским иммигрантским сообществом» в Соединенных Штатах, когда они продолжают атаковать и дестабилизировать латиноамериканские страны, опуская людей до уровня бедности, невообразимому среднему американцу, и осуждают лидеров, таких как Уго Чавес, называя «мертвым диктатором», как сделал Берни Сандерс? Имеют ли социал-демократические политики в США хоть какое-то право говорить о правах чернокожих в США, когда они допускают «гуманитарное вмешательство», приводящее к возрождению рабства за границей, как в случае с Ливией? Я не верю в то, что Сандерсисты намеренно хотят причинять вред за границей, но это то, к чему всегда приводит социал-демократия.

Социал-демократия - это лучшая система защиты для капитализма; она позиционирует себя способной управлять капиталистическими кризисами, некий гуманный «средний путь» между либеральным капитализмом и реальным социализмом, однако без научных социалистических ответов на проблемы империализма она лишь обеспечивает временную и обманчивую отсрочку еще более крупных капиталистических кризисов, порождаемых империализмом. А без сверхприбылей источник «общего богатства» (капиталистов и подкупленных наемных работников метрополии - прим. пер.) улетучивается, и вместе с ним легитимность «социал-демократии» как политической позиции.

Отсутствие бескомпромиссной антиимпериалистической политической линии приведет к поступкам, которые не угрожают нашим классовым врагам, но угрожают жизни членов угнетенных наций во всем мире, в том числе в Соединенных Штатах. Можем ли мы упустить из виду тот факт, что Сандерс одобрил бомбардировку Югославии и поддерживает Израиль, колонию поселенцев, оккупировавшую Палестину и терроризировавшую палестинский народ на протяжении десятилетий? Какой толк Берни в популяризации слова «социалистический», если значение этого слова искажено до неузнаваемости? По иронии судьбы, Сандерсисты часто указывают на то, как основные СМИ лгут о фальшивых «социалистах», которых они поддерживают, но столь же быстро извергают ложь о странах, которые бросают вызов гегемонии США любым способом, о котором им говорили те же СМИ. Социализм - это не капитализм с большей социальной защитой, а создание пролетарского государства, которое служит интересам тех, кто своим трудом зарабатывает себе на жизнь. По мере того как люди будут лучше понимать империализм, они не будут довольствоваться такими как Сандерс или АОК (Александрия Окасио Кортез - американский “социалистический” политик) и смогут хорошо распознавать всех подобных беспринципных карьеристов.

В Соединенных Штатах излюбленным инструментом правящего класса была идеология превосходства белых. Бесцеремонно взяв фальшивую европейскую расовую «науку», правящий класс США создал две широкие категории людей - белых и небелых, что позволило ему разделить и завоевать рабочий класс, осознавая, что объединенный пролетариат сможет угрожать власти буржуазии. Поэтому верховенство белых саботирует не только солидарность между цветными и белыми людьми, но и солидарность между различными группами небелых людей. В ответ на эту реальность среди угнетенных наций в Соединенных Штатах возникли идеологии, противостоящие превосходству белых. Вообще говоря, эти идеологии находятся между реакционным шовинизмом, не представляющим угрозы для буржуазии, и революционным национализмом, не противоречащим интернационализму. Точно так же как важно связать борьбу различных расовых групп друг с другом, чтобы подорвать превосходство белых, мы должны связать различные виды борьбы во всем мире друг с другом, чтобы подорвать империалистическую систему.

Большинство людей, называющих себя левыми, согласятся с тем, что реакционные призывы к власти белых качественно отличаются от революционных призывов к власти черных. Они также согласны с тем, что, когда люди угнетенных наций в Соединенных Штатах выражают реакционный шовинизм, они делают это в ответ на превосходство белых, и поэтому борьба с превосходством белых должна быть главной идеологической проблемой. К сожалению, многие самопровозглашенные «левые» упускают это из виду, когда дело касается международной арены. Ультралевые и анархисты часто отказываются быть солидарными с народами стран, ставших мишенью американского империализма, потому что, не признавая империализм США как основное противоречие, а внутренние проблемы его стран-жертв как второстепенные противоречия, они придерживаются позиции, что обе стороны «одинаково плохи» и объективно на стороне империалистов.

Во время гражданской войны в Китае был сформирован антияпонский единый фронт между Коммунистической партией Китая и Гоминьданом с пониманием того, что противоречие между японскими империалистами и китайским народом стало основным, а противоречие между коммунистами и Гоминьданом стало второстепенным. Мао подчеркнул тот факт, что падение Китая перед Японией усугубило бы существующие угнетения, с которыми столкнулся китайский народ, и значительно затруднило бы его освобождение. Если бы китайский народ занял позицию, что Гоминьдан и японцы «одинаково плохи», Китай был бы полностью порабощен иностранными угнетателями, с которым обычно труднее бороться, чем с угнетателями внутренними. Коммунисты должны извлечь уроки из этого примера и честно проанализировать противоречия современного мира.

Сочувствовать, оправдываться и объективно способствовать империализму США на международной арене - все равно, что оправдываться и объективно обеспечивать превосходство белых в Соединенных Штатах. Мы не можем преодолеть национальные разногласия и сформировать политическую солидарность внутри нашего класса - рабочего класса - без понимания и борьбы с превосходством белых, и мы не можем ожидать международной солидарности, если мы не понимаем империализм США и активно не выступаем против него. Более того, ожидать от других капиталистических стран совершенства или закрывать глаза на империалистическую деятельность собственной страны есть не что иное, как шовинизм. Приведем пример: даже если все то, что основные средства массовой информации говорят о Китае было бы правдой (это не так, но давайте предположим, что так), мы должны спросить себя: кто кому угрожает? Китай или США окружили противоположную сторону военными базами в государствах-сателлитах? Кто активно свергает демократически избранные правительства за рубежом - Китай или США? И Китай или США активно поддерживают военные диктатуры во всем мире? Можем ли мы честно сказать, что эти двое «одинаково плохи»? Даже если у нас есть критическое мнение о Китае, как у меня лично, не должны ли мы поддерживать защиту их суверенитета от агрессии США, тем более что мы находимся в Соединенных Штатах и ​​имеем право оказывать давление на тех, кто здесь руководит?

Мы живем в эпоху империализма, и Соединенные Штаты, хотя и не единственная империалистическая страна, являются ведущей империалистической державой. Это делает борьбу против империализма янки главным противоречием современного мира. Многие, считающие себя «левыми» на Западе, не видят этого, а вместо этого выступают против абстрактной формы империализма, которая считает все страны одинаково плохими.

Чтобы еще раз провести параллель между тем, что Соединенные Штаты делают внутри страны, и тем, что они делают снаружи, если мы сможем признать ложную эквивалентность, которую правовая система США делает между слабыми и сильными, когда она утверждает, что существует «равенство перед законом», тогда мы также должны увидеть, что те, кто заявляет, что США и Асад «одинаково плохие», на самом деле встают на сторону американского империализма.

Хотя не должно быть никаких противоречий в осуждении агрессии США против КНДР и поддержке борьбы корейского народа против американского империализма, выражение таких взглядов вызывает презрение со стороны всего политического спектра США, в том числе со стороны самопровозглашенных «левых». Вы даже услышите, как эти псевдолевые призывают к убийству Ким Чен Ына. Ради аргументации, даже если всякая ложь о нем - правда - что он безжалостный и маниакальный тиран, каким его выставляют буржуазные новостные агентства - когда и где смена режима, спонсируемая США, когда-либо привела к большей свободе и демократии для людей этой страны? Улучшилось ли положение иранцев после свержения Мосаддыка? Жили ли чилийцы лучше после убийства Альенде и установления режима Пиночета? У ливийцев больше свободы теперь, когда ушел Каддафи? Пользуются ли боливийцы правами человека и повышением уровня жизни теперь, когда изгнали Моралеса?

Реальные и воображаемые проблемы стран, подвергшихся нападению империализма, не являются оправданием для нас, чтобы отказаться от нашей интернациональной солидарности. Часто такие проблемы, как ограниченная свобода выражения мнений в странах, подвергающихся империалистической агрессии, усугубляются, если даже не вызваны самой империалистической агрессией. Если мы действительно хотим, чтобы эти страны процветали, и если мы действительно заботимся о людях этих стран, тогда мы должны внести свой вклад как люди, живущие в имперском ядре, чтобы противостоять военной агрессии, экономическому саботажу и политической изоляции здесь. Все остальные позиции, включая создание ложной эквивалентности («обе стороны плохи, поэтому не выбирайте ни одной»), либеральный менталитет спасителя (то есть защита невмешательства на основе неполитических факторов целевой страны, таких как ее география, история, еда или предполагаемая беспомощность. и т. д.), апатии («мы ничего не можем отсюда сделать») - это просто выражения западного шовинизма, которые оставляют дверь открытой для вмешательства США. Подобно тому, как превосходство белых наносит ущерб солидарности между различными этническими группами в Соединенных Штатах, эти шовинистические взгляды подобным образом разделяют рабочих всего мира для захвата их империалистами. У буржуазии есть своя международная солидарность, которую они называют глобализмом, а мы - империализмом. Пришло время бороться с их международной солидарностью - нашей собственной антиимпериалистической солидарностью.

Чжун Сянъюй
китайский хип-хоп исполнитель из Тайваня, изучает марксизм-ленинизм. Антиимпериализм, классовая борьба и освобождение - частые темы в его музыке.

Перевод А. Романов

оригинал - https://www.peacelandbread.com/post/anti-imperialism-the-highest-stage-of-class-struggle

Tags: Китай, Романов, США, Тайвань, империализм, июль 2021, классовая борьба, перевод
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments