sockomm (sockomm) wrote in beskomm,
sockomm
sockomm
beskomm

Categories:

Преемники Ленина и Сталина

Как известно из истории, борьба течений внутри Коммунистической партии первого в мире рабоче-крестьянского государства продолжалась и после Октябрьской революции. Специалисты выделяют сразу несколько поворотных пунктов, из которых наиболее важные приходились на период смены руководства партии. Как только хватка вождей ослабевала, внутрипартийная борьба разгоралась с новой силой.



Как бы то ни было, СССР не был ни рабовладельческим, ни феодальным, ни капиталистическим государством. Частная собственность на средства производства практически отсутствовала, в стране был запрещен наемный труд, поэтому, с одной стороны, исключался основной корыстный момент - сохранение за собой или передача по наследству “нажитой” собственности, а с другой - переход к отпрыскам достигнутых титула и привилегий (передача власти в КНДР достойна отдельного разговора). Ленин, например, не имел детей.

Поэтому преемственность власти в социалистическом государстве рассматривалась вождями совершенно с иных позиций, чем в эксплуататорских обществах, а именно - как продолжение социалистической, а затем и коммунистической революции. Но одно дело - понимать подобную необходимость, а другое дело - обеспечить преемственность власти на практике.

Как справились с подобной задачей Ленин и Сталин? С таким вопросом редакция Бескома обратилась к доктору исторических наук, автору книги “Политическое завещание В.И. Ленина...” Валентину Александровичу Сахарову.

= = =

Вопрос №1:

Правильно ли мы понимаем из Ваших книг, что Ленин оставил после себя (или тогда еще вместо себя) преемником Сталина, выдвинув его на должность генерального секретаря? Согласуется ли этот поступок Владимира Ильича, на Ваш взгляд, с марксизмом?

Ответ В.А.:

Ваша формулировка (Ленин поставил Сталина преемником) несколько упрощает проблему. Видя, что Сталин в вопросах оценки возможности развития революции и в вопросах организации и функционирования власти диктатуры пролетариата в конкретных условиях начала 20-х гг. является наиболее близким к нему и хорошо проверенным им членом руководства партии, Ленин постарался, как мог, укрепить его положение в руководстве партии, что могло помочь ему проводить ту политическую линию в области социалистического строительства, которую выработал, он, Ленин. Проводить в условиях, когда способность его самого заниматься текущими делами сокращалась, а затем и упала практически до нуля. Ленин учитывал возможность близости своей смерти. Следовательно и после нее он возлагал свои надежды в этом деле на Сталина.

Я не знаю, каких взглядов и оценок по подобным вопросам придерживался К. Маркс. Все, что я знаю о его взглядах, позволяет мне считать, что главным в революции был для него успех революции. Впору вспомнить слова Плеханова: Благо революции есть высший закон для революционера (“успех революции – высший закон”, Г.В. Плеханов, 1903 год, прим. ред.).

Вопрос №2:

Из нескольких независимых друг от друга источников имеется информация, что Сталин также подыскивал себе преемника, но по факту после себя преемника не оставил. Поговаривают, что почву “выжгли” его ближайшие соратники (Маленков, Берия и пр.). Поступил ли Сталин более по-марксистски, чем Ленин, или дал в вопросе о преемнике слабину? ( Например, нарком И.А. Бенедиктов вспоминает, что до назначения на важный пост 1-го секретаря ЦК КП(б) Белоруссии П.К. Пономаренко Сталину перед смертью не хватило собрать буквально пару подписей).

Ответ В.А.:

О рассуждениях по этому поводу я, конечно, знаю. Но серьезных материалов на этот счет я не встречал.

Маленков был «аппаратчиком» и фактически не выходил за границы этой работы, важной, но не дававшей достаточного опыта для руководства процессом революционных преобразований (проблема перерастания социализма в коммунизм обсуждалась, но обсуждение, насколько я понимаю, не было завершено). Куда и как после смерти Сталина мы шли, Вы сами знаете. Маленков в этом судьбоносном обсуждении, насколько я знаю, никак себя не проявил.

Берия – хороший организатор и проводник в жизнь принятых решений. Но этого тоже недостаточно для того, чтобы возглавить процесс революционных преобразований.

«Выжгли» ли они кадры, возможных преемников Сталина? Не знаю.

Насколько я могу понять, политически (и по человечески) наиболее близким к Сталину членом Политбюро был Жданов. Его политический опыт и интеллект, думаю, могли позволить Сталину смотреть на него как на своего преемника в руководстве партии. Он активно занимался вопросами новой программы ВКП(б), в которой рассматривались вопросы завершения строительства социализма и перехода к коммунизму, т.е. те вопросы, над которыми работал и Сталин. Жданов возглавлял эту работу. Он умер. Может быть, ему в этом помог кто-то из тех, кто сам намеревался занять место Сталина? Слышал и о варианте Пономаренко. О нем самом я мало что знаю, поэтому судить не могу. Если принять этот вариант, то, может быть, Сталин остановил свой выбор на нем, либо высоко оценивая его потенциал, либо, как говорится, «на безрыбьи и рак – рыба»??? Я не могу исключить вариант Пономаренко, хотя бы потому, что Хрущев его вскоре «убрал». Как потенциального соперника, способного стать центром сплочения? Но Хрущев убрал также и Берию, и Маленкова.

Вы спрашиваете: «Поступил ли Сталин более по-марксистски, чем Ленин, или дал в вопросе о преемнике слабину?» Ответить на этот вопрос можно было бы, если бы мы точно знали о том или ином решении, принятом Сталиным.

Между решением, принятым Лениным об укреплении политических позиций Сталина и прекращении им своей активной политической деятельности, прошел год-полтора. Мы видим работу Ленина в этом направлении. Этого нельзя сказать о Сталине: принял он какое-то решение или нет? Обеспечивал ли он проведение этого решения в жизнь?

Могу только предположить, что, поставив на октябрьском (1952 год) Пленуме ЦК вопрос о своем месте в руководстве партии и государства, Сталин подготавливал постановку вопроса о какой-то иной кандидатуре на пост Генерального секретаря, которую он сам намеревался предложить Пленуму, рассчитывая на поддержку членов ЦК. Но и сам вопрос об отставке был отклонен, возможно, по инициативе того или тех, кто знал о намеченной им, Сталиным, кандидатуре Пономаренко (???) и не желал(и) допустить этого варианта решения данной кадровой Проблемы.

Если дело было так, то Сталин, как и Ленин, сделал то, что мог в рамках нормальной партийной жизни. У Ленина получилось только потому, что выбранный им кандидат (Сталин) победил в последующей внутрипартийной борьбе против Троцкого, Каменева, Зиновьева, Бухарина и пр. Но после октябрьского Пленума Сталин все же остался Генсеком и мог повторить свою попытку… Не поэтому ли он умер вскоре (перед мартовским Пленумом, намеченным на начало марта 1953 года, - прим. ред.) так, что есть основания говорить о его убийстве ближайшим окружением, не согласным с ним в этом судьбоносном для партии вопросе.

Но возможен и другой вариант: Сталин не видел в своем окружении никого, кого мог бы рекомендовать на должность Генсека. Отказываясь от нее сам, он мог бы создать ситуацию обсуждения и выборов кандидатов на нее. В этом случае он и сам мог бы поучаствовать (возможно, решающим образом) в решении этой проблемы.

Какого-либо противоречия Сталина в данном случае с Лениным и Марксом я не вижу.

Я думаю, что этот вопрос останется без ответа до тех пор, пока не станут историкам доступными все материалы сталинского архива и архива ЦК партии. Никто, кроме Сталина, не сможет дать ответ на этот вопрос, который уже нельзя будет оспорить.

Вопрос №3:

Сталин пробовал на XIX Съезде партии и на октябрьском Пленуме двигаться по Ленинским лекалам: расширение состава ЦК, образование Президиума, упразднение Политбюро и т.д. Значит ли это, что структура руководящих органов и их состав Сталина не устраивали?

Ответ В.А.:

Вопрос, на который у меня нет ответа, поскольку я ничего кроме принятых решений не знаю. Я не знаю о том, когда и кто ставил эти вопросы в Политбюро. Как они обсуждались на Пленуме. Я не знаю, какую позицию по ним занимал Сталин. Я не знаю, каково в это время было реальное положение Сталина в Политбюро и ЦК. На этот счет есть разные мнения и оценки. Насколько известно, в последние годы он отходил от текущей работы аппарата, сосредотачивался на вопросах теории (программные вопросы) и идеологии, а также на ключевых вопросах хозяйственного строительства.

С архивными материалами о работе Сталина в то время в ЦК и Совмине я не знаком.

Вопрос №4:

Сегодня часто в исторической литературе слышится "теория", что Сталин хотел отстранить партию от руководства государством и оставить ей только воспитательно-пропагандистские функции. Как считает наша редакция и как высвечивалось в Ваших книгах, версия эта троцкистская. Убрать коммунистов от управления - значит прийти к тому же, к чему пришел СССР (или Китай и пр.). Или мы неправильно поняли Вашу точку зрения?

Ответ В.А.:

Вы правильно поняли мою точку зрения.

Я знаю о таких рассуждениях, о том, что многие коммунисты (с большим опытом работы) считали, что Сталин хотел фактически отстранить партию от руководства государством, а, значит, и страной, оставив за ней только идеологическую работу. Многие из них выступали за это и ругали КПСС за сохранение партией в своих руках всей полноты власти. Ориентиром для них была практика буржуазных государств (буржуазная демократия).

Я не знаю материалов Сталина, в которых зафиксирован этот – троцкистский – подход к решению вопроса о разделении функций партии и государства в социалистической революции. Троцкий с этой идеей носился в 20-е гг., споря с Лениным, а потом и со Сталиным. У меня нет оснований считать, что Сталин в этом вопросе встал на точку зрения Троцкого. У кого есть такие материалы – пусть покажут.

Позиция Ленина и Сталина в этом вопросе – политически рациональное разделение власти между ЦК и госорганами. Рациональное с точки зрения обеспечения успешного развития социалистической революции, развития социализма. Здесь важно поставить вопрос: кто есть кто в этой революции? Кто планирует революцию, организует борьбу за власть и устанавливает революционную власть, создавая революционное государство? Партия или государство, которое в случае победы революционеров в борьбе за власть создается усилиями этой партии? Именно партия планирует всю систему революционных преобразований общества (в переходный от капитализма к социализму период, в ходе развития общества на принципах социализма, затем перестройка этого общества (= по сути, мирная революция) на принципах коммунизма). Государство в ее руках – инструмент. Тем более, что в аппарате государства могут занимать важные места люди, не разделяющие ни идей компартии, ни ее намерений в деле преобразования общества.

Этот инструмент (государство) надо совершенствовать, развивать, приспосабливать к меняющимся условиям и новым задачам, учиться использовать его. Точно так же надо развивать, совершенствовать, приспосабливаясь к новым условиям и задачам, и способы использования партией своего инструмента в деле переустройства общества.

Как лучше работать со своим инструментом, с топором или лопатой, решаете вы, а не инструмент (топор, лопата и т.п.). Не следует путать субъект истории (партию) с орудием, которое он (субъект) использует только временно – до момента, когда возникнут внутренние и внешние для общества условия, отказа в деле организации жизнедеятельности общества от насильственных функций, без которых государство немыслимо. Такие локальные сообщества есть (религиозные, семейные и т.п., в которых можно осуществлять организацию их жизнедеятельности без физического и морального насилия, с помощью авторитета, убеждения, поиска компромиссных решений и т.п.).

Вот, пожалуй, все, что я могу ответить по существу поставленных редакцией Бескома вопросов.


С уважением. В. Сахаров. 2 мая 2021 г.

Tags: ВКП(б), КПСС, Ленин, Сахаров, Сталин, большевики, интервью, май 2021, партстроительство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments