sockomm (sockomm) wrote in beskomm,
sockomm
sockomm
beskomm

Categories:

О путях к Октябрю [Большевик 1924]

Нельзя сказать, что на постсоветском пространстве не проводится работа по распространению и изучению марксистско-ленинских взглядов. Работа ведётся в различных формах, включая кружки, университеты, интернет-издания, семинары, лекции продвинутых самоучек и профессиональных учёных. Особое место в этом списке занимает деятельность блогеров и влогеров марксистской направленности, имеющих в общей сложности количество читателей и слушателей, превышающее в несколько раз численность официальных коммунистических партий. Последние, можно сказать, давно сложили оружие в борьбе за интересы рабочего класса, зарекомендовав себя реформаторскими, по сути оппортунистическими, фактически дискредитировав само понятие коммунистической партии, за что заслужили полное равнодушие со стороны рабочих коллективов, - сегодня об этих "компартиях" можно просто забыть.



Несмотря на кажущуюся высокой активность в пропаганде левых взглядов, результат этой работы пока можно оценивать как близкий к нулю. Это отчасти подтверждается последними событиями в Белоруссии, где трудовые коллективы в период турбулентности в правящем классе не смогли сплотиться и выдвинуть лозунги, соответствующие классовым интересам рабочих. А ведь большинство коллективов там полностью соответствует критериям ”наиболее организованных отрядов трудящихся – фабрично-заводских рабочих”. К сожалению, нельзя не отметить ещё и тот факт, что коммунистическая пропаганда (как и становление коммунистического движения в РБ) запаздывает в отношении развития кризисных тенденций общества.

Между тем, мы располагаем замечательным опытом большевиков по упорной работе над повышением революционной сознательности масс в течение двух десятилетий предоктябрьского периода. Первое условие, первая, необходимейшая предпосылка победы Октябрьской революции – это Большевистская организация партии со своим демократическим централизмом, дисциплиной, реализмом в оценке своих сил и сил противника. Не менее важным оказалось выработать правильную стратегию и тактику партии на каждом этапе борьбы, и стержнем этой стратегии и тактики на всех этапах было «сознательное вмешательство партии в стихийные процессы, непрерывное напряжение активности пролетарских революционных организаций». С особым старанием партия работала над чистотой своих рядов, тщательно отмежёвываясь от правых и левых «уклонистов».

Предлагаемая передовая статья из №14 за 1924 год журнала Большевик, посвящённая 7-летию Октября, в сжатой форме даёт урок того, как Партии большевиков удалось преодолеть всё то, что и сегодня мешает левому, коммунистическому, движению в борьбе за «царство свободы».

***

О путях к Октябрю

Семь лет диктатуры пролетариата, — какой громадный пробег истории!

Семь лет, которые потрясли капиталистический мир, создали и укрепили Союз Советских Социалистических Республик.

Семь лет, в итоге которых мы вступили на путь явного хозяйственного подъема, укрепляющего экономический фундамент социализма.

История поработала это семилетие за нас.

Но такие итоги мы имеем потому, что не ждали с терпеливым фатализмом от истории ее подарков. Эти итоги достигнуты в результате непрестанных боев, сознательного вмешательства партии в стихийные процессы, непрерывного напряжения активности пролетарских революционных организаций.

Октябрь был подготовлен большевизацией рабочего класса, упорной работой над повышением революционной сознательности масс в течение двух десятилетий предоктябрьского периода.

Отрицание или замалчивание этого факта скрывает глубокое непонимание сущности и исторической роли нашей партии, таит в себе отмежевание от славного революционного большевистского прошлого, как недопустимо и замалчивание того, что положительные итоги семилетия имеют своей непременной предпосылкой большевистскую выдержку нашей партии в тяжелые годы гражданской войны и эпохи первоначального строительства социализма.

Октябрь подготовлен дооктябрьской борьбой коммунистической партии. Завоевания Октября удержаны и закреплены послеоктябрьской политикой большевизма. Большевизм нельзя принять частично, признав лишь одну, хотя бы и важнейшую, его особенность; большевиком является только тот, кто принимает большевизм целиком, стоит на почве исторического большевизма.

«Только история большевизма за весь период его существования, — пишет Ленин, — может удовлетворительно объяснить, почему он мог выработать и удержать при самых трудных условиях железную дисциплину, необходимую для победы большевизма», [см. «Детская болезнь левизны в коммунизме»].

Октябрь был детищем дооктябрьского большевизма. Без большевизации рабочего класса в дооктябрьский период мы не смогли бы победить в октябре.

А если говорить конкретно о содержании работы по большевизации рабочего класса, то она сводилась, прежде всего:

1) к построению партийной организации на основе специфически-большевистских принципов;

2) к усвоению рабочим классом тактики революционно-политического реализма, т.е. тактики, чуждой соглашательству, но пронизанной обязательной для политика революционной трезвостью.

Большевистская организация партии — это первое условие, первая, необходимейшая предпосылка октябрьской победы.

«Опыт победоносной диктатуры пролетариата в России показал наглядно тем, кто не умеет думать или кому не приходилось размышлять о данном вопросе, что безусловная централизация и строжайшая дисциплина пролетариата являются одним из основных условий для победы над буржуазией». [См. «Детская болезнь левизны в коммунизме», гл. „Одно из основных условий успеха большевизма].

Итак, большевистский тип построения партии — это одно «из основных условий для победы над буржуазией».

А этот тип построения партии определился почти за пятнадцать лет до Советского переворота.

За полтора десятка лет до установления диктатуры большевики обеспечивали победу этой диктатуры правильным построением рядов авангарда пролетариата, ведшего рабочие массы в наступление и осуществлявшего организованное отступление для подготовки к новым, решающим атакам.

Партия нужна рабочему классу для того, чтобы сознательным единодействием ее парализовать в пролетариате центробежные тенденции, обусловленные различием в положении, сознательности, опыте, организованности различных частей рабочего класса.

Партия, в свою очередь, не лишена этих центробежных тенденций, ибо и она в капиталистическом обществе вообще, и в российских условиях в особенности, отличается значительной пестротой состава по социальному признаку, стажу, возрасту, культурному уровню, степени сознательности и т.д.

Такая пестрота партии — в условиях сильного влияния буржуазии и мелкой буржуазии — является объективной предпосылкой дезорганизации партийных рядов, колебаний и перехода отдельных частей партии на непролетарскую позицию, разнобоя в действиях различных отрядов партийного целого.

Централизованность партии - в этих условиях - обеспечивает руководящую, направляющую роль старой партийной гвардии, состоящей из наиболее сознательных и опытных передовиков партии.

Централизованность в построении партии обеспечивает в этих условиях ее единодействие, преодоление внутренних противоречий, единство боевого фронта.

Поскольку меньшевизм выступал против централизованного построения партии, — он выступал против основной предпосылки правильного и единого боевого действия партии.

Обеспечивая централизованностью преодоление внутренних противоречий партии и единодействие ее, - большевизм одновременно боролся за устранение моментов, усугубляющих эти противоречия: он боролся против разжижения состава партии, за подбор в нее исключительно лиц, стоящих на точке зрения пролетарской революции и считающих своей профессией борьбу за эту революцию, т.е. профессиональных революционеров.

Такая позиция большевизма, несомненно, отталкивала от партии «рыцарей на час», попутчиков из буржуазно-демократической интеллигенции, либеральных «профессоров и гимназистов», не возражающих против фронды, но чуждых революции.

Но большевизм никогда не ориентировался на попутчиков: он базировался на растущей активности сознательных передовиков пролетариата и беззаветно преданных ему интеллигентов-профессионалов.

Говорить о пролетарской революции и не понимать необходимости создания централизованной, единодействующей, и состоящей из настоящих профессиональных революционеров партии — это значит объективно бороться против пролетарской революции.

Успех революции обеспечивает не фраза, а действительная борьба за создание ее предпосылок, в первую очередь за создание партии, построенной по-ленински. Вот почему наша партия с таким упорством разоблачала лжереволюционность меньшевизма, говорящего о революции, и стремящегося превратить партию революции в пеструю коалицию групп и группочек, аморфное объединение аморфных организаций, годных для всего, только не для руководства революцией пролетариата.

Вот почему наша партия вела жестокую борьбу с так называемым «августовским» блоком, возглавляемым тов. Троцким, вместо боевой задачи создания боевой партийной организации, поставившим задачу объединения всех групп социал-демократии во что бы то ни стало.

Подобно тому, как II Интернационал, по определению самого тов. Троцкого, имеет своим лозунгом: «Да погибнет мир и да здравствует парламентское большинство!», — подобно атому позиция августовского блока тов. Троцкого — объединяла силы российского меньшевизма под лозунгом «Да погибнет мир и да здравствует единство социал-демократии!».

В борьбе с меньшевизмом большевики вынуждены были пойти на раскол, ибо объединение с ликвидаторами есть ликвидация революции. И этот раскол подготовил объединение широчайших масс вокруг революционных лозунгов.

Говорить об Октябрьской революции и замолчать, что основным, важнейшим, непременнейшим условием победы ее является создание ленинской партии, большевистское построение партии пролетариата, — это значит оплевать Октябрь!

Но эта боевая организация партии, ее большевистское построение мыслимо только на почве большевистской политики партии.

«Чем держится дисциплина революционной партии пролетариата? Чем она проверяется? Чем подкрепляется?» — ставит вопрос тов. Ленин и, отмечая в ответе сознательность авангарда пролетариата и его уменье связаться с массами, продолжает:

«Правильностью политического руководства, осуществляемого этим авангардом, правильностью его политической стратегии и тактики, при условии, чтобы самые широкие массы собственным опытом убедились в этой правильности».

Мы имели победы и будем их иметь потому, что всегда были и будем партией революционно-политического реализма; партией революционной, ибо, идя на соглашения и заключая компромиссы, мы никогда не уступаем в этих соглашениях основных классовых позиций пролетариата; партией реалистической, ибо никогда не вели и не собираемся вести политики, не основанной на строгом учете объективных условий и возможностей.

В борьбе за объединение масс вокруг революционно-реалистических лозунгов большевизма, партия пролетариата вынесла длинную цепь схваток с явным оппортунизмом меньшевиков и левым авантюризмом, политикой «революционной» фразы.

«Большевизм вырос, окреп и закалился, — пишет тов. Ленин,— в «детской болезни», во-первых, в борьбе против оппортунизма, который в 1914 году окончательно перерос в социал-шовинизм, окончательно перешел на сторону буржуазии против пролетариата»...

«Большевизм вырос, сложился и закалился в долголетней борьбе против мелкобуржуазной революционности, которая смахивает на анархизм или кое-что от него заимствует, отступает в чем бы то ни было существенном от условий и потребностей выдержанной пролетарской классовой борьбы... «Взбесившийся» от ужасов капитализма мелкий буржуа, это — социальное явление, свойственное, как и анархизм, всем капиталистическим странам. Неустойчивость такой революционности, бесплодность ее, свойство быстро превращаться в покорность, апатию, фантастику, даже в «бешеное» увлечение тем или иным буржуазным «модным» течением,—все это общеизвестно».

Позорной лентой развертывается в истории российского рабочего движения оппортунизм, переросший из организационного в тактический оппортунизм еще перед революцией 1905 года, во время «комедийных действ» земской кампании по плану «Искры»; выдвинувший законченно-предательскую тактику в период первой российской революции, гнусаво прошамкавший отречение от революции в период ликвидаторства; взвывший от избытка патриотических чувств или стыдливо прикрывший свою измену пролетариату пацифистской фразой в эпоху империалистической войны, ставший в военный лагерь буржуазии в эпоху гражданской войны, открытой 17-м годом.

С другой стороны, твердость революционных рядов пролетариата нарушается «истерическими порывами» левого авантюризма.

Когда большевизм объединяет в революции 1905 года рабоче-крестьянские массы под лозунгом борьбы за «демократическую диктатуру пролетариата и крестьянства, — группа тов. Троцкого выставила лозунг «чистой» диктатуры «пролетариата.

Тов. Троцкий утверждает теперь, что он был прав в 1905 году, ибо диктатура пролетариата осуществилась в 1917 году. Но кого может убедить эта аргументация, если всем и каждому известно, что история прошла между первой и второй революциями громадное расстояние, что первая революция справедливо определялась большевиками как буржуазно демократическая революция, а вторая — непосредственно подвела нас к строительству социализма. В разные эпохи — один и тот же лозунг! Это ли не «достоинство», это ли не «революционная прозорливость»!

Ленин считал самым необходимым и обязательным для массовой партии, возглавляющей массовую революцию, — отыскание правильных путей к социализму.

Если бы армия имела задание занять определенный стратегически важный пункт, а ее руководители не знали пути к этому пункту, — армия никогда не выполнила бы своего задания.

Указать массам правильный путь к диктатуре пролетариата в условиях первой российской революции — это значит правильно наметить операции по занятию ближайших пунктов, достижимых в настоящий момент.

В 1905 году этим пунктом была «демократическая диктатура пролетариата и крестьянства», ибо центральным вопросом революции был аграрный вопрос, а основной задачей революции — революционное свержение крепостничества.

Революционный реализм большевиков натолкнулся на политику фразы, и эту политику он отверг как вредную для пролетариата. Ту же политику фразы вели противники использования легальных возможностей «левые» большевики, «впередовцы», подковывавшие свою практическую позицию левого авантюризма богостроительской философской теорией. И они встретили железную стену со стороны основных кадров партии революционно-политического реализма.

И меньшевистский оппортунизм, и левый авантюризм, несомненно, были родственными течениями.

Идеологи мелкой буржуазии или плетутся за капиталом, или показывают облик «взбесившегося от ужасов капитализма» мелкого буржуа. Они или с покорностью мирятся о господством капитала, или «прорываются» в «несуразнолевой» вспышке против капитала.

Фаталистическое примиренчество с капитализмом у наиболее живых представителей мелкой буржуазии переходит в идеалистический волюнтаризм, питающий политику «прямого действия» без масс, политику авантюристических выступлений небольших группок...

Бывают переходы и в обратном порядке.

«Неустойчивость такой революционности, бесплодность ее, свойство быстро превращаться в покорность, апатию, фантастику, даже в «бешеное» увлечение тем или иным буржуазным течением,— все это общеизвестно», [Ленин. «Детская болезнь левизны»]. Эволюция «троцкизма» является нагляднейшим примером этой неустойчивости.

1) Меньшевизм 1903 года — в организационных вопросах Тов. Троцкий в рядах меньшевиков. Вместе с меньшевиками он не понимает роли боевого штаба революции.

2) Земская кампания и план «Искры» — меньшевизм чувствует приближение буржуазной революции, но он не желает, чтобы пролетариат возглавил эту революцию. Поэтому меньшевики предлагают передать руководство развертывающимся движением нереволюционной буржуазии. Тов. Троцкий с меньшевиками, видящими революцию, но не понимающими, что революцию надо сделать. Он разделяет позицию фаталистического пассивизма меньшевиков.

3) 1905 год. Меньшевики против захвата власти пролетариатом и крестьянством, намечаемой и подготовляемой большевиками. Тов. Троцкий «левее» большевиков: он за «чистую» диктатуру пролетариата. Политика революционной фразы отделяет его в этот период от большевиков.

4) Реакция и предвоенная обстановка. Тов. Троцкий не отказался от фразы, но он борется против практического обеспечения революционных побед: он против создания штаба революционного действия, против организации партии по большевистскому типу. Он — вновь с меньшевиками. Он скатывается в болото ликвидаторства.

5) Война. Тов. Троцкий и «левее», и «правее» большевиков. Последние еще за «демократическую диктатуру». Он, как и в 1905 г., за «чистую диктатуру». Фразе отдана дань. Но он не может понять, что за эту диктатуру надо бороться революционным способом. Он против большевистского лозунга «превращения империалистической войны в гражданскую», ибо, — по его мнению,— массы можно объединить только на платформе борьбы за мир, а не призывами к новой войне (хотя бы и гражданской). Тов. Троцкий выступает мелкобуржуазным пацифистом.

Революционный лозунг «чистой» диктатуры — повисает голой, никчемной, жалкой фразой, когда он сопровождается отказом от гражданской войны.

Вот эта мелкобуржуазная «революционность», о которой Ленин писал как о «бесплодной», обладающей свойством «быстро превращаться в покорность, апатию, фантастику».

В борьбе с нею вырос большевизм. Преодоление ее подготовило октябрь, обусловливало наши успехи в октябре.

Мы сильны опытом и традициями исторического большевизма, создавшего стальную партию, выковавшего определенный тип революционно-реалистической тактики, умеющего бороться с проявлениями мелкобуржуазного влияния на пролетариат.

Ни на шаг от этого исторического большевизма!

Tags: Троцкий, большевики, декабрь 2020, журнал Большевик, партстроительство, революция, тактика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments