sockomm (sockomm) wrote in beskomm,
sockomm
sockomm
beskomm

Categories:

«Я не боюсь смерти». Интервью с филиппинскими партизанками

Филиппинские женщины вступают в ряды Новой Народной армии для борьбы с диктатурой Дутерте. Я имел возможность пообщаться с двумя такими женщинами.



Представьте, что вы живете в стране третьего мира, например, на Филиппинах. Насилие – везде, политическая система прогнила до основания, вы, как женщина, в соответствии с традициями находитесь в угнетенном положении. Ваша ситуация – плачевна. Спросите себя, как преодолеть нищету, если сама система создана для того, чтобы оставить вас на дне? Как бороться с фашистским диктатором-мачо, который называет женщин-активисток «шлюхами»? Если вы отвечаете в неолиберальном ключе, тогда поздравляем, мимо вас прошло столетие, которое доказало, что неолиберализм – это ответ только для богачей-империалистов, прикуривающих банкнотами, и их империй. В любом случае филиппинские женщины нашли ответ в решительной борьбе со своим нынешним врагом.

Диктатор Родриго Дутерте – это воплощение мачо. Он, безусловно, доволен своим образом. В одном из выступлений он заявил: «Мы не будет убивать вас. Мы будем стрелять в ваши вагины». И он продолжил словами, что женщины были бы бесполезны без своих половых органов. Во время избирательной кампании 2016 года, говоря о тюремном восстании 1989 года, во время которого была убита женщина-миссионер из Австралии, и сокамерники выстроились в очередь, чтобы изнасиловать её, Дутерте пошутил, как жаль, что и он не смог принять участия в этом. Можно вспомнить еще бессчетное количество подобных случаев, но также можно привести в пример тысячи женщин, вступающих в ряды Новой Народной армии, партизанского движения, целью которого является свержение правительства Дутерте.

Новая Народная армия (NPA) – это левое крыло Коммунистической партии Филиппин (CPP). Организация, объявленная вне закона на Филиппинах, в США и Евросоюзе. NPA и CPP борются с оружием в руках с 1969 года, это самый длительный военный конфликт с участием коммунистов в Азии. Движение сталкивалось со многими неудачами, но сейчас снова начинает усиливаться благодаря помощи народной милиции и сотен тысяч людей из массово организованных отрядов самообороны. Оно действует более чем на 110 партизанских фронтах, которые занимают значительную часть - 17 регионов из 73».

Женщины занимают особое место в партизанской борьбе. Огромное количество бойцов – женщины. Хотя они спят рядом со своими винтовками, тем не менее их ежедневные дела не связаны с перестрелками. Я поговорил с двумя молодыми женщинами, входящими в кадровый состав NPA, их зовут Ка Мими и Джейлин, обеим по 23 года, чтобы понять их положение в обществе, настолько враждебном по отношению к женщинам, что они нашли выход лишь в вооруженном восстании против него.

- Привет! Расскажите немного о себе?

Ка Мими:


Я вступила в ряды Новой Народной армии в 20 лет. До этого я уже участвовала в партизанском движении в течение трех лет. Меня порекомендовала бывшая партизанка по имени Ка Максин, которая была моим контактным лицом в отряде.

До вступления в вооруженную борьбу я уже была знакома с революционным движением. Моя мачеха – бывшая партизанка, сейчас она работает в местном отделении коммунистической партии.

Я прислушалась к призывам Ка Максин и решила узнать побольше о борьбе NPA, вступить в их ряды. Сначала я приехала на неделю, потом продлила свое пребывание на две недели, месяцы и годы. Недавно, в начале октября, я вышла замуж за своего товарища, как раз после того, как миновало три года с начала моей борьбы здесь.

Я приняла приглашение Ка Максин, потому что боялась, насильственных действий со стороны моего бывшего сожителя. Он изменил мне с другой женщиной. Когда я стала говорить с ним об этом, он начал душить меня и ударил электрическим током из неисправной розетки. После этого я ушла от него.

Я решила остаться в отряде и полностью посвятить себя партизанской деятельности. Моё решение не было спонтанным, это продукт противоречия, напряженных размышлений и сомнений.

Джейлин:

Я - Джейлин, принадлежу к национальному меньшинству Манобо/Лумад (аборигенное племя на Юге Филиппин), мне 23 года. Я в партизанском отряде с 2014 года.

Моего мужа зовут Маки (тоже Манобо), вступил в ряды партизан на год раньше, он уговорил меня приехать к нему в гости и посмотреть на жизнь отряда.

Тогда я еще не понимала, что такое революция. Только когда я стала бойцом армии, я осознала, что правительство не обеспечивает наши права, не дает социальных гарантий. Именно тогда я поняла, насколько угнетены женщины и представители национальных меньшинств. Поэтому через год я решила полностью посвятить себя борьбе.

- Чем вы занимались прежде, чем вступить в партизанский отряд? Какое сейчас у вас положение в NPA?

Ка Мими:


Я родилась в крестьянской семье, но выросла в небольшом городке, поэтому никогда не занималась сельским хозяйством. Я единственная девочка из пяти детей. В 14 лет я родила дочку. Её отец исчез сразу после рождения, он никак не помогал растить ребенка.

В 18 лет я пошла работать по контракту в агропромышленную корпорацию, которая занималась производством пальмового масла. Я была прачкой, стирала форму для рабочих. После окончания контракта я устроилась упаковщицей в компанию по производству фастфуда, которой владеет наша национальная буржуазия. Я работала с 6 утра до 6 вечера и зарабатывала жалкие 180 песо в день. Мужчины за такую же работу получали 280 песо. Я на себе испытала несправедливые условия труда. Нам, работницам, не разрешалось сидеть, был только 30-минутный перерыв на обед и немного времени на туалет. Условия труда вредили здоровью.

Так как из-за своей маленькой зарплаты я не могла сводить концы с концами, мне пришлось подрабатывать втайне от родителей. Я работала в баре, занималась проституцией. Я была вынуждена иметь дело с наркотиками, чтобы быть в состоянии купить молоко своему ребенку. Сейчас я служу врачом в нашем взводе.

Мы организуем больницы и обеспечиваем медицинской помощью крестьян и лумад. В неё входят осмотр стоматолога, несложные хирургические операции и обрезание. За время пандемии я приняла участие в нескольких медицинских миссиях и в информационных кампаниях. В NPA нас учат, как использовать народную медицину и лечить травами вместо дорогих коммерческих лекарств.

В то же время я занимаюсь и политической работой в партизанском отряде. Я принимаю участие в организации и мобилизации масс. Мы помогаем людям создавать свои организации, курируем образовательные дискуссии и разрешаем внутренние споры.

Мне кажется, я смогла вернуть свою самооценку, когда стала партизанкой. Я раньше воспринимала себя как грязную шлюху, грешницу. Служба в коммунистическом партизанском отряде дала моей жизни новый смысл, жить не только для себя, но и для общего блага.

Джейлин:

Прежде чем поступить на службу, я помогала моим родителям по хозяйству, мы выращивали сладкий картофель (батат). У меня еще не началась менструация, когда родители организовали свадьбу с моим мужем. Я была еще подростком, когда забеременела. Наш первый ребенок умер, потому что моё тело было не готово к вынашиванию плода, я была слишком молода, к тому же в нашей местности не было никакой медицинской помощи.

В Народной армии я сначала была офицером снабжения, а потом стала политруком во взводе альфа.

- Что представляет из себя обычный день в Новой Народной армии?

Ка Мими:


В течение дня мы обычно работаем в разных направлениях: военное, политическое, хозяйственное и производственное. Расписание отряда меняется в зависимости от краткосрочных и долгосрочных планов.

В военном отношении командование обеспечивает безопасность отряда. Создаются разведывательные группы, под постоянным контролем находятся разведывательные сети и т.д. Если ситуация позволяет, в отряде проходят тренировки с полосой препятствий или занятия по улучшению физической подготовки.

Политическая работа разделена на две части: внутреннюю и внешнюю. Внутренняя работа включает в себя теоретическую подготовку, образовательные дискуссии, разрешение конфликтов, ликвидация безграмотности среди товарищей, у которых не было возможности пойти в школу или окончить её. Внешняя работа заключается в организации масс, проведении социальных исследований, планировании массовых кампаний.

Партизаны также помогают крестьянам в хозяйственной деятельности. Сюда входит непосредственная работа на участке, организация семинаров для распространения знаний об органическом ведении хозяйства и помощь в создании колхозов.

Хозяйственная часть работы в отряде включает в себя готовку еды, сбор питьевой воды и дров.
Эти дела распределены между всеми партизанами отряда. Я часто берусь за политические и хозяйственные задачи.

Джейлин:

Бывают сложные дни, когда нужно идти по жаре, в дождь или ночью. Но также бывают дни, когда мы изучаем политическую экономию и военное дело, чтобы поднять нашу идеологическую сплоченность. Отдельно выделяется время для работы с массами. В целом, ежедневные задачи мы решаем коллективно и выполняем, помогая друг другу.

- Какие отличия есть между жизнью мужчины и женщины в партизанском отряде?

Ка Мими:


Есть отличия, но очень много общего. Например, до сих пор существует предубеждение, что военным делом занимаются мужчины, а женская борьба идет изнутри. Большая часть военных задач, разведка, наступательные операции, как правило, выполняются мужчинами. Женщины уверены, что могли бы делать то же самое, если бы им предоставили возможность. Коммунистическая партия Филиппин давно борется за эмансипацию женщин, наши товарищи делают всё возможное, чтобы избавиться от предрассудков, связанных с женщинами. Несмотря на то, что Коммунистическая партия давно борется за права женщин, женщинам еще предстоит пройти долгий путь, чтобы добиться равенства в военном деле.

Остальные хозяйственные дела (готовка, сбор питьевой воды и дров) распределены между мужчинами и женщинами одинаково.

Джейлин:

По-моему, мужчины и женщины выполняют одну и ту же работу. За пределами отряда мужчина и женщина имеют разное положение, но здесь мы все равны.

- Отряды женской самообороны (народное ополчение в Сирийском Курдистане) насчитывают 26 тысяч женщин. Почему вы создаете смешанные отряды?

Ка Мими:


Потому что мы действуем заодно, мужчина и женщина одинаково угнетены. Женщины, мужчины, ЛГБТ входят в один отряд, так же, как и товарищи из разных классов: крестьяне, рабочие, мелкая буржуазия. Если разделить мужчин и женщин, как же тогда мужчины узнают о женских проблемах и борьбе? В прошлом месяце мы организовали конференцию, на которой разные женщины делились опытом и рассказывали о своей борьбе. Мы узнали о женском движении и нашей роли в революции. Мы поделились этими знаниями на собрании с товарищами-мужчинами.

Мы узнали о разных уровнях угнетения, особенно об угнетении женщин. Но мы в Новой Народной армии все как один боремся с общим угнетателем.

Джейлин:

Возможно, таким образом, мы набираемся опыта друг у друга. Можем познакомиться с представителями разных классов и племен.

- Каким был ваш первый боевой опыт? Вы боитесь умереть?

Ка Мими:


Я еще не участвовала в настоящем военном столкновении. Только один раз вражеские войска подошли так близко, что их было видно на соседнем холме. Нашему отряду удалось перехитрить врага, но я очень переживала. Я говорила себе, что нужно просто довериться командованию. Я научилась преодолевать страх смерти в революционной борьбе и относиться к ней, как к военной реальности. Мы, революционеры, не лишены страха, но мы гораздо смелее, потому что мы не одни. С нами товарищи.

Джейлин:

Амбуш, ноябрь 2018. Отряд откликнулся на призыв к скоординированным тактическим действиям. Около часа длилась перестрелка, затем последовало отступление. Погибли 17 бойцов 66 батальона. У нас 1 человек погиб во время боя. Но мне не было страшно, моя позиция оставалась твердой. Я понимаю, что на пути к победе жертвы неизбежны.

Я не боюсь смерти. Но необходимо соблюдать осторожность, чтобы прожить дольше и принести больше пользы.

- Как женщины за пределами Новой Народной армии смотрят на вас?

Ка Мими:


Они всегда спрашивают, как я справляюсь, ведь в партизанском отряде приходится носить тяжести и совершать длительные переходы. Спрашивают, тяжелая ли винтовка? И как я могу ходить с такой ношей? Я думаю, они удивляются при виде партизанок, которые терпят лишения, оставляют своих сыновей и дочерей ради великого дела.

Джейлин:

Относятся с уважением, доверием. Они подбадривают меня, говорят, быть осторожнее, стараться не попасть к врагам.

- Хотите ли вы что-то сказать нам напоследок?

Ка Мими:


Я думаю, женщины должны участвовать в революции. Мы не сможем избавиться от угнетения женщин, пока не уничтожим все формы угнетения: классового, национального, расового. Поэтому мы должны встать плечом к плечу с аборигенами, рабочими, рыбаками, крестьянами и др.

Джейлин:

Как женщина раньше я была отвергнута правительством. Но сейчас я пользуюсь уважением. Спасибо Партии и Армии за то, что пробудили меня.

K. Nazari
оригинал

Перевод Роза

Tags: Дутерте, Роза, Филиппины, гражданская война, интервью, партизаны, перевод
Subscribe

  • Карикатура "После получки"

    Продолжаем новую творческую рубрику Бескома - политическая карикатура. На суд зрителей предлагаем работу "После получки". Как кажется…

  • Про наше и не наше

    В какое интересное время мы живем. Я не хочу негативить, все и без этого в курсе, что нас по-тихому лишают всей нашей социалки под сказки о том, что…

  • Капиталистические «поправки» в клятву Гиппократа

    Итак, некоторые врачи отказались работать в условиях пандемии COVID-19. Об этом нам ранее сообщали статьи с названиями: «Сотни медиков…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments