sockomm (sockomm) wrote in beskomm,
sockomm
sockomm
beskomm

Categories:

Жилье в Испании: марксистский анализ

Много было разговоров о незаконно занятом жилье в Испании, "захватчиков" называли бандитами и преступниками. Многие СМИ, а также правые партии, например, VOX, величают таких необеспеченных людей лентяями и мошенниками, которые должны быть изгнаны “пинком под зад”, как выразился Ортега Смит (Ortega Smith). Кроме того, его партия проводит кампанию по продвижению более быстрого механизма выселения “оккупантов”, не предлагая какого-либо слома капиталистической системы, которая, несомненно, является причиной такой ситуации.



Есть и другие мнения, например, испанский политик Аюсо (Ayuso) говорит следующее: “Ковид несет с собой такие последствия, как преступность, проблемы с жильем и проблему малолетних бездомных". Несмотря на подобное “глубокомысленное” высказывание, в Испании уже давно существовали “оккупанты”, и это не проблема, которую принес с собой вирус. Тем не менее, хотелось бы поразмыслить о проблеме оккупации жилья и жилищной проблеме в Испании в целом.

Сегодня в Испании насчитывается более 100 000 незаконно занятых домов, в которых проживает в среднем 5 человек. Это дает нам цифру примерно в 500.000 оккупантов, хотя их число в Испании может быть и больше. Было бы абсурдно предполагать, что все эти люди бандиты или преступники, как нам пытаются преподнести, но следует также признать, что некоторые из них все же связаны с мафией, которая занимается снижением стоимости жилья в определенных городских районах при соучастии отдельных фондов-стервятников или же собственными силами.

Кроме того, хотелось бы подчеркнуть, что в Испании проживает миллион человек, которые не могут позволить себе жить отдельно из-за высокой стоимости жилья, причем не из-за его нехватки, а как раз наоборот. В настоящее время в Испании насчитывается около 4 миллионов пустующих домов, т.е. дефицита жилья нет, проблема в самой капиталистической системе, в способе производства и распределения, не говоря уже о концентрации собственности в руках меньшинства, этот процесс мы проанализируем позже.

Для начала я хотел бы сделать небольшой исторический обзор. Строительство жилья при капитализме прошло через ряд эволюций в виде накопления и централизации, а также технологических революций, которые позволили этой эволюции иметь место. На ранних, начальных этапах капитализма жилищное строительство состояло из ограниченного и мелкомасштабного производства одного производителя. Это был сектор, где накопление средств производства домов было разбросано среди многих мелких производителей. Производство жилья состояло из нескольких циклов продолжительного оборота капитала, в ходе которых лица, покупающие услуги строителей, авансировали определенную сумму капитала за каждый длительный период, пока постройка дома не была завершена. Позднее, по словам Маркса:

“...в эпоху развитого капитализма, когда, с одной стороны, значительные массы капитала сконцентрированы в руках отдельных лиц и когда, с другой стороны, наряду с отдельными капиталистами появляется капиталист ассоциированный (акционерные общества) и в то же время уже развито кредитное дело, капиталистический строительный предприниматель лишь в виде исключения возводит постройки по заказу отдельных частных лиц. Его предприятием является постройка для рынка целого ряда домов, целых городских кварталов, подобно тому как предприятием других отдельных капиталистов является строительство железных дорог по подряду.”

А вот свидетельство предпринимателя из строительной отрасли, которое мы тоже находим у Маркса и с помощью которого можем проследить этапы капиталистического производства домов в Лондоне:

«По его словам, в годы его молодости дома обычно строились по заказу, причём вся сумма издержек во время постройки выплачивалась предпринимателю постепенно, по мере того, как заканчивались отдельные стадии постройки. Ради спекуляции строилось очень мало, предприниматели пускались на это главным образом лишь для того, чтобы доставлять регулярное занятие своим рабочим и таким образом не давать им разбредаться. За последние 40 лет всё это изменилось. По заказу строится очень мало. Тот, кто нуждается в новом доме, должен выбрать себе один из тех, которые выстроены со спекулятивными целями или ещё находятся в процессе постройки. Предприниматель работает теперь уже не на заказчиков, а на рынок; подобно всякому другому промышленнику, он должен иметь на рынке готовые товары. Если прежде предприниматель строил со спекулятивными целями одновременно каких-нибудь три-четыре дома, то теперь он должен купить (т. е., употребляя распространённый на континенте способ выражения, арендовать обычно на 99 лет) значительный участок земли и возвести на нём 100 или 200 домов, пускаясь, таким образом, в предприятие, превосходящее в двадцать — пятьдесят раз размеры его состояния. Средства получают под залог недвижимого имущества, причём в распоряжение предпринимателя деньги поступают в той мере, в какой продвигается вперёд постройка отдельных домов. Если наступает кризис, приостанавливающий уплату очередных авансов, то обычно терпит крах всё предприятие; в лучшем случае дома остаются недостроенными до наступления более благоприятного времени, в худшем случае они продаются с молотка за полцены. Без спекулятивных построек, и притом в крупном масштабе, не может преуспеть теперь ни один предприниматель. Прибыль от самой постройки в высшей степени мала; источник главной выгоды предпринимателя состоит в повышении земельной ренты, в искусном выборе и использовании застраиваемой площади.»

Заканчивает же свою мысль Маркс так:

"Выполнение работ, требующих очень продолжительного рабочего периода и ведущихся в крупном масштабе, целиком попадает в руки капиталистической промышленности лишь тогда, когда концентрация капитала уже очень значительна и когда, с другой стороны, развитие кредитной системы даёт капиталисту благоприятную возможность авансировать чужой капитал вместо своего собственного, а следовательно, и рисковать чужим капиталом. Но, само собой разумеется, на скорость оборота и на время оборота капитала не оказывает никакого влияния то обстоятельство, что в одних случаях авансированный капитал принадлежит, а в других не принадлежит тому, кто авансирует его на производство.”

Короче говоря, новые формы собственности и развитие кредитной системы позволили мелким производителям на начальном этапе производить большее количество жилья, увеличивать накопление и централизовать капитал в руках меньшинства. Мелкое производство перешло в крупномасштабное производство и вместе с усовершенствованием технологий строительства жилья сократило обороты капитала и позволило этому сектору стать одним из самых прибыльных, где можно было получить немедленный прирост капитала (не дожидаясь месяцев, как при строительстве железных дорог), и ускорить возрастание стоимости капитала и, следовательно, обогащение капиталиста. Кроме того, именно на данном этапе компании начинают массово спекулировать жильем.

В период с 1900 по 1970 год производство жилья приобретает монопольный характер, особенно в крупных империалистических державах, где начинает происходить слияние капитала строительных компаний и его рост (в Испании это происходило в 60-х годах). Сама динамика капитализма, которая приводит к сосредоточению средств производства в одних руках и крупномасштабному производству, вызывает столкновения, которые порождают конкуренцию, заставляя застройщиков пожирать друг друга, пока лишь несколько монополий не возьмут все под свой контроль. Это приводит к росту цен и, как следствие, сокращению производства. Такое поведение господствующих монополий оказывает давление не только на строительный сектор, поскольку сокращение строительства приводит к сокращению производства строительного оборудования (машин, материалов и т.д.), а последнее, в свою очередь, приводит к сокращению производства других товаров, которые дорожают из-за более высоких затрат на их производство (потому что, напомним, капиталистические компании производят в больших объемах, чтобы максимизировать свою прибыль, и именно таким образом производство товаров удешевляется). Монополистическому капиталу необходимо лишь осуществить ряд ежегодных инвестиций, достаточных для поддержания себя в качестве монополии и избежания возможной конкуренции. Именно в это время, благодаря успехам одних и неудачам других, компании приобретают колоссальные масштабы и доминируют в жилищном производстве. Но на этом великое триумфальное шествие огромных компаний-монополистов не прекращается.

Из нефтяного кризиса в производственной системе старых империалистических державах открывается новый горизонт, появляются страны с высокими темпами промышленного развития, например, Китай (мы не будем анализировать эти страны, но пока они не достигли такой степени капиталистического развития, как США. Хотя на их развитие и повлияла финансоризация капитала). Из-за банкротства Бреттон-Вудской системы мировой капитализм принимает новые формы. Новый процесс многие называют финансоризацией. Наша эпоха-плод событий 1973-1974 годов. Этот этап международной капиталистической системы был основан на постепенной деиндустриализации развитых стран в пользу менее индустриальных (в основном были переведены на периферию менее капиталоемкие отрасли промышленности, а для получения высоких показателей прироста капитала требовались крупные капиталовложения, которые, в свою очередь, не могли окупить вложенный капитал в течение короткого периода времени, что создавало большие проблемы для класса капиталистов). Такие страны, как Южная Корея, развивались не за счет благотворительности финансового капитала, а потому что в развитых странах была достигнута высокая стадия монополизации, дальнейший рост которой был невозможен без ряда корректировок. Необходимо было увеличивать прибавочную стоимость другим способом, чтобы избежать падения нормы прибыли. В краткосрочной перспективе благодаря слаборазвитым странам произошло снижение цен на сырье, полуфабрикаты и вспомогательные материалы. Это привело к увеличению темпов прироста капитала многих компаний, а некоторые из них получили баснословные прибыли, например, в микроэлектронике.

На Западе, поскольку была достигнута высокая степень монополизации, резко прекратились инвестиции в технологии, повышающие производительность предприятий (машиностроение и т.д.), и начался процесс поиска новых способов получения прибыли. Среди них были: банковское дело, страхование, консультирование, финансовые производные, туризм, строительство жилья…

Но из перечисленного нас больше интересует строительство жилья, поскольку громадный капитал, поступающий из промышленного сектора и других областей, превратился в чрезмерное производство жилья. Этот строительный "бум" был вызван удешевлением материалов, удешевлением банковского кредита на покупку жилья, банковскими спекулянтами, которые видели в строительстве домов и квартир безопасность своих вложений (поскольку, в случае невозможности оплаты, жилье может быть экспроприировано банком и в подходящий момент продано на рынке по более высокой цене, да и должник будет продолжать выплачивать кредит до последнего), первоначально дешевой рабочей силой, новой правовой базой, позволяющей строителям завладеть землей за бесценок, средним классом, который начал расти в экономическом отношении, и ростом массового туризма, что побудило многих постоянных отдыхающих купить второе жилье в Испании или стать новым классом капиталистов-арендаторов с целью получения арендной платы от туристов. Кроме того, продолжается количественный рост рабочей аристократии в Испании, которая начинает скупать жилье.

Все началось с 2012 года. После начала нового цикла в сфере недвижимости и кризиса 2007 года все изменилось и привело к перепроизводству жилья в Испании, строительство финансировалось банками, строительными компаниями и другими. Вступило в силу финансовое дерегулирование, с этого момента коммерческие банки могли брать на себя больше рисков и использовать больше заемных средств, поскольку они были как коммерческими, так и инвестиционными банками. Это привело к беспрецедентному накоплению и централизации капитала, что сделало BBVA, SANTANDER, SABADELL и CAIXABANK монополистами финансового сектора в Испании, и таковыми они остаются и по сей день. К этому следует добавить деиндустриализацию, которая началась в 80-х годах и изменила производственную систему Испании, превратив нас в страну туризма и услуг.

Прежде чем продолжить, мы должны развенчать теорию о спросе и предложении, которая приводит поток жилищного строительства в равновесие и состояние гармонии. Эта идеалистическая «гармония» уже разобрана Марксом. В следующем фрагменте разбирается теория предполагаемого равновесия:

«Размеры товарных масс, создаваемых капиталистическим производством, определяются масштабом этого производства и потребностью в постоянном его расширении, а отнюдь не предопределённым кругом спроса и предложения, не кругом потребностей, подлежащих удовлетворению. При массовом производстве непосредственным покупателем может быть, кроме других промышленных капиталистов, только оптовый купец. В известных границах процесс воспроизводства может совершаться в прежнем или даже в расширенном масштабе, хотя выброшенные из него товары в действительности не перешли в сферу индивидуального или производительного потребления, Потребление товаров не входит в тот кругооборот капитала, из которого они вышли. Например, если пряжа продана, то кругооборот капитальной стоимости, представленной в этой пряже, может начаться снова, независимо от того, что происходит вначале с проданной пряжей. До тех пор, пока удаётся продавать продукт, всё идёт нормально с точки зрения капиталистического производителя. Кругооборот капитальной стоимости, представителем которой является этот капиталистический производитель, не прерывается. А если этот процесс расширяется, – что включает в себя расширение производительного потребления средств производства, – то такое воспроизводство капитала может сопровождаться расширением индивидуального потребления (т. е. спроса) рабочих, потому что этот процесс начинается и опосредствуется производительным потреблением. Таким образом, производство прибавочной стоимости, а вместе с ним и индивидуальное потребление капиталиста может возрастать, весь процесс воспроизводства может находиться в самом цветущем состоянии, – и, однако, весьма значительная часть товаров может перейти в сферу потребления лишь по видимости, в действительности же она может оставаться непроданной в руках перекупщиков; следовательно, – фактически всё ещё находиться на рынке. Но один поток товаров следует за другим, и, наконец, обнаруживается, что прежний поток лишь по видимости поглощён потреблением. Товарные капиталы взаимно оспаривают друг у друга место на рынке. Прибывшие на рынок позже, чтобы продать товары, продают их по пониженной цене.»

Ниже Маркс добавляет:

«Такая продажа не имеет никакого отношения к действительному состоянию спроса. Она имеет отношение лишь к спросу на платежи, лишь к абсолютной необходимости превратить товар в деньги. Тогда разражается кризис. Он проявляется не в непосредственном уменьшении потребительского спроса, спроса в целях индивидуального потребления, а в сокращении обмена капитала на капитал, в сужении процесса воспроизводства капитала».

В Испании был процесс массового производства жилья, потому что существовал эффективный платежный спрос, созданный вышеупомянутыми факторами. Это привело к широкомасштабному строительству жилья, причем во многих местах без всякого смысла, без удовлетворения реального спроса как такового. Ярким примером может быть Пиос (Pioz) - муниципалитет с населением менее 4 000 жителей, где во время надувания пузыря на рынке недвижимости, с 2001 по 2007 год, было построено более 7 000 домов для расселения 21 000 человек. Эти дома так и остались непроданными, что является неоспоримым доказательством никчемности метода спроса и предложения, который не может описать реальную экономическую ситуацию.

Сегодня существует общественная потребность в приобретении жилья, особенно в городах (после разрушения испанской деревни, большая часть населения направилась в города в поисках работы; но сам вопрос мы не будем комментировать здесь, так как он требует глубокого анализа). В настоящее время в Испании имеется около 4 миллионов пустующих домов, из которых более миллиона находится в городах - этого вполне достаточно для удовлетворения потребности значительной части населения, нуждающихся в городском жилье, поскольку именно в городах сосредоточена основная производственная деятельность страны. Однако нет предложения как такового для людей с очень низкими доходами, которые хотят жить отдельно или вовсе не имеют собственного жилья. На это есть свои причины: во-первых, из-за принятой в нашей стране модели производства, а во-вторых, из-за организации системы строительства жилья и его последующего распределения.

В Испании производственная модель основана на услугах; особенно на сфере услуг, связанных с туризмом. В настоящее время туризм составляет 15% ВВП, в пределах которых косвенно влияет и строительство. Именно это следствие мы и хотим здесь проанализировать. В новом цикле недвижимости, начавшемся в 2013 году, темпы строительства с некоторыми усилиями снова вернулись к росту, несмотря на большой запас пустых домов, унаследованных от предыдущего цикла. Таким образом, если строительство домов, построенных в 2018 году, увеличилось на 37%, то количество домов, построенных в 2013 году, увеличилось на 153%, что соответствует параллельному увеличению инвестиций в недвижимость (44%) и выданным визам на новое строительство (100 %) или производство и занятость в строительном секторе (32%). В отличие от сокращения социального жилья на 70 процентов, что подчеркивает долгосрочную тенденцию, более связанную с капиталистическими интересами и их воздействием на города, чем с реальными потребностями населения.

Рост строительной деятельности был связан с удовлетворением потребностей иностранных покупателей, которые хотели приобрести второе жилье, совершить небольшие спекулятивные операции с ним или сдавать в аренду. В 2007 году 57 674 дома были приобретены иностранцами; это всего лишь 7,3% домов, приобретенных в том году на свободном рынке. Но с 2013 года и до конца 2018 года эта цифра достигла 436 591 дома (в среднем 87 318 в год), что составляет 19,4% всех домов, проданных в Испании. Данные показывают, что в нынешнем контексте экономического подъема не менее одного из пяти домов было приобретено иностранными покупателями.

В дополнение к вышеперечисленному имеются международные инвестиционные фонды, такие как BlackRock, Vanguard, Brookfield Asset Management, Cerberus или Blackstone и другие. Последний является самым влиятельным в Испании. Согласно рейтингу Private Equity Investment, в 2019 году ему удалось привлечь 82 900 миллионов инвестиций в свой бизнес. Инвестиционные фонды, работающие на рынке недвижимости, стали достаточно активно проникать в Испанию с 2013 года, что является отражением процесса интернационализации этого сектора, который продолжает расти.

Приближенное значение его важности можно получить, например, из Статистики регистрации недвижимости, которая публикуется Коллегией регистраторов недвижимости ежеквартально и которая учитывает количество домов, приобретенных юридическими лицами. Статистика включает в себя недвижимость, в которую инвестировали эти международные фонды по большей части, либо другие компании или ассоциации. В период с 2013 по 2018 год международные инвестиционные фонды выбросили на рынок в общей сложности 265 615 домов, что эквивалентно 13% от общего числа сделок, с постоянным ростом в годовом исчислении с 48 732 домов, проданных в 2014 году, до 62 932 домов в 2018 году. Большинство из приобретенных домов были ориентированы на перепродажу, аренду и туристический сектор (аренда квартир на время отпуска).

Другим агентом, который приобрел значение в этой игре, были Инвестиционные фонды недвижимости, которые взяли на себя обязательство на получение дешевого жилья от банков (которым необходимо ликвидировать активы для получения ликвидности). Эти компании покупали жилье для сдачи в аренду. Из их портфеля недвижимости более 80% предназначено для сдачи в аренду (в результате реформы правительства Народной партии в 2012 году должны были обеспечить минимум 80%; это был скрытый способ дать таким организациям полную свободу действий для того, чтобы деформировать и контролировать жилищный сектор). Ну, и как дополнение получение налоговых бонусов за свои операции на испанской территории. Эти компании контролируют около 53 000 домов, из которых 42 000 выделяются для аренды. Международный инвестиционный фонд Blackstone с более чем 30 000 домов является крупнейшим инвестором в арендуемую недвижимость в Испании. В общей сложности эта компания владеет пятью такими фондами.

С другой стороны, мы находим банк, который аккумулирует четверть непроданных домов: 388 000 домов из общего числа 1,36 миллиона объектов, в частности 128 000 новых домов и 260 000 домов вторичного жилья.

Теперь, когда физиономии крупных жилищных магнатов нам известны, попробуем объяснить этот новый этап. Концентрация жилья в руках монополий и других капиталистов, а также слияние финансового капитала со строительными компаниями значительно изменили ситуацию в этом секторе; подобное можно увидеть на примере BBVA, имеющей доли в кампаниях Metrovacesa или Divarian, которые занимаются недвижимостью. Новый этап в сфере недвижимости перешел от обеспечения жильем трудящихся масс Испании к спекуляции жильем и созданию арендного жилищного фонда для удовлетворения потребностей туризма и спекулированию вокруг туристического пузыря, а также к созданию ассоциации арендодателей и арендаторов.

Интерес капитала больше не связан ни с индустрией, ни с массовым строительством жилья в стране, как в предыдущем цикле с недвижимостью, теперь это получение арендной платы и спекуляция безопасными активами, которые приносят больший прирост капитала (больший прирост капитала обеспечивается благодаря изменениям форм капиталистической собственности на более совершенные (más tecnológicas)). Банки, такие как SOCIMIs, инвестиционные фонды или иностранные инвесторы установили нереальные, до абсурда огромные, цены на продажу жилья, поскольку их целью теперь является получение все более высокой арендной платы. Сегодня испанцы тратят более 40% своей зарплаты на аренду. Банки и другие рантье начали процесс повышения цен на жилье в дополнение к поглощению нескольких компаний по недвижимости, чтобы еще больше ограничить строительство жилья. В этой игре побеждают немногие капиталисты, которые превращают страну в свою вотчину, где простой человек, чтобы получить крышу над головой, должен отказаться от достойной жизни.

В заключение, принимая во внимание усиливающуюся монополизацию жилья в Испании и всевозрастающее богатство класса капиталистов, живущего за счет чужого труда и обрекающего рабочий класс на нищету ради максимально возможной прибавочной стоимости, борьба с таким положением вещей становится насущной необходимостью. Перед лицом бандитской системы капиталистического производства мы должны бороться за социалистическую альтернативу, за экономическое планирование. Жилье не должно быть бизнесом, оно должно быть правом, обязанностью государства предоставлять его тому человеку, который нуждается в нем в нашем обществе, а не так, как сейчас происходит в капиталистическом государстве, в котором мы живем, где преобладают мафиозные спекуляции и бизнес капиталистов.

Félix Alonso

Перевод Ю. Пыльцов

Оригинал - https://universidadobrerablog.wordpress.com/2020/10/01/la-vivienda-en-espana-un-analisis-marxista/

Библиография:

https://www.expansion.com/economia/2018/08/12/5b704b52468aeb775d8b461e.html
https://www.libremercado.com/2016-02-16/pioz-el-pueblo-que-tardara-7000-anos-en-pagar-su-deuda-1276567907/
https://www.andaluciarural.org/exodo-rural-imparable-en-pleno-siglo-xxi/
https://www.abc.es/economia/abci-banca-acumula-mas-cuarta-parte-stock-viviendas-sin-vender-201709241958_noticia.html
https://www.alimarket.es/construccion/noticia/273217/divarian–la-nueva-marca-inmobiliaria-de-cerberus-y-bbva
https://www.ine.es/
Ricardo Méndez (2019). Ciudades en venta. Estrategias financieras y nuevo ciclo inmobiliario en España. Editorial: Universitat de Valencia. Servei de Publicacions.
Costas Lapavitsas (2009). El capitalismo financiarizado. Expansión y crisis. Editorial: Maia Ediciones.
Karl Marx (1867). El Capital, libro 2º.

Tags: Испания, Пыльцов, жилье, ноябрь 2020, перевод, строительство, экономика
Subscribe

  • Карикатура "Рабочее место депутата"

    Продолжаем творческую рубрику Бескома - политическая карикатура. Наступила весна. Красятся детские площадки, ставятся новые лавочки во дворах, а…

  • Макаренко о буржуазной демократии

    Антон Семенович Макаренко (13 марта 1888 — 1 апреля 1939) — советский педагог-новатор, на своем многолетнем опыте проследил процесс…

  • О детской литературе [Правда 1952]

    Роль детской литературы в воспитании подрастающего поколения огромна и важна. Помимо воспитания любви к чтению, что сейчас становится проблемой всё…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments