sockomm (sockomm) wrote in beskomm,
sockomm
sockomm
beskomm

Categories:

Ленин о роли интеллигенции

Данный очерк доктора исторических наук В.А. Сахарова продолжает поднятую ранее тему “О роли интеллигенции в социалистическом переустройстве общества” и акцентирует внимание на позиции В.И. Ленина по этому вопросу, разоблачая устойчивые мифы. Аргументация автора представляет интерес прежде всего потому, что именно миф об отношении Ленина к интеллигенции стал пробным камнем идеологического слома советской интеллигенции во время горбачёвской “перестройки”, закончившейся крахом первого “издания” Мировой социалистической системы.



= = =

Ленин о роли интеллигенции

…Несколько пояснений о Ленине, якобы, позабывшем о пролетариате умственного труда. Мне бы не хотелось, чтобы сложилось такое мнение о Ленине и интеллигенции (у читателей, которые прочли предыдущие статьи на эту тему В.А. Сахарова, - прим.ред.). Все несколько сложнее. Вопрос о В.И Ленине и интеллигенции не стоит упрощать, чтобы не создать впечатления, что он недооценивал ее роли в пролетарской революции. Недооценки не было.

Ф. Энгельс, заявляя, что интеллигенция является пролетариатом умственного труда, исходил из того, что начало социалистической революции в Германии не за горами, она может начаться в скором времени. Поэтому, обращаясь к студентам, он ставил вопрос в общеполитическом плане – ваша социальная природа (из среды, работающих по найму и не имеющих частной собственности на средства производства) и ваш интерес – стать хозяевами своей жизни, не отличим от интереса пролетариев, занятых физическим трудом. Без вас произвести социалистическое преобразование общества рабочим будет невозможно. У Ф. Энгельса чисто политическая постановка задачи перед политическим активом из среды интеллигенции или будущей интеллигенции. Как решать эту проблему, он не говорит. Поскольку он обращается к политическому активу, то можно предположить, что он имел в виду развертывание в среде интеллигенции соответствующей пропагандистской и агитационной работы. Хватило ли бы этой работы для получения нужного результата в относительно краткий исторический срок, я сказать не могу. Но сомневаюсь в этом. Для масс нужен в таких случаях собственный опыт, осознанию которого, конечно, могла способствовать такая идеологическая работа, которую, очевидно, подразумевал Ф. Энгельс.

В статье о взглядах К. Маркса и Ф. Энгельса на проблему интеллигенции в социалистической революции я привел материал из «Манифеста Коммунистической партии», свидетельствующий о том, что для интеллигенции характерно, как и для пролетариев, (1) отсутствие частной собственности на средства производства и (2) работа по найму. Эти признаки сближают их. Вместе с тем специфика и характер их работы (физический и умственный труд) разъединяют их не только своими особенностями, но и разной оценкой его значимости для капитала, которая проявляется в разной оплате их труда. Последнее обстоятельство обуславливает разный уровень их жизни, а значит, и разное мировоззрение, социальную психологию этих слоев общества. Это – факт, разъединяющий их. Но здесь необходимо учитывать и великую неоднородность интеллигенции как социального слоя, связанной с различной важностью, например, юриста, инженера и учителя для представителей капитала. Отсюда различия в оплате труда, возможности приобретать ими акции, дающих им разный доход, уровня и образа жизни. Поэтому у разных слоев интеллигенции разный уровень близости к пролетариату или противостояния ему. Поэтому К. Маркс и Ф. Энгельс часто говорили (писали) о мелкобуржуазном характере интеллигенции (и фиксировали наличие мелкобуржуазных форм социализма!). Часть интеллигенции, социальное положение которой было ближе к пролетариату, могла рассматриваться ими как пролетарии умственного труда. Именно об этой части интеллигенции Ф. Энгельс писал как о пролетариях умственного труда. В ходе революции за этой частью (социалистически ориентированной интеллигенции) в социалистическую революцию могли бы втягиваться и другие части интеллигенции, не обуржуазившейся, естественно. К. Маркс и Ф. Энгельс не считали интеллигенцию как таковую пролетариями. Они часто всячески ругали социальные верхи интеллигенции, верой и правдой служившие капиталу. Не за страх, а за совесть. Но то же можно сказать и о пролетариате. Если рабочий жил не только за счет заработной платы, но и за счет сдачи в наем части своего жилья, то, по их мнению, такого рабочего уже нельзя было считать пролетарием, но это не значило, что он становился буржуа. Соответствующую цитату я, кажется, в указанной мной статье о Марксе и Энгельсе, приводил.

В.И. Ленину пришлось решать проблему вовлечения интеллигенции в социалистическую революции совсем в иных условиях и по-другому. Уже началась борьба за социалистическую революцию. А эйфория от буржуазно- демократической революции в средних слоях, в т.ч. и среди интеллигенции, не то что не прошла, вопрос о разочаровании ею еще даже не возникал. Интеллигенция была охвачена самыми радостными ожиданиями: Республика! Парламент! Демократия! Свобода! И т.п. и т.д. Оковы царского режима рухнули! Будущее рисовалось в радужных тонах. О будущих трудностях и разочарованиях они не думали… И вдруг появляются «немецкие шпионы», которые предлагают установить власть некультурных недоучек, которыми они управляли в производстве, к которым относились с пренебрежением, в лучшем случае с некоторой жалостью.

Времени у большевиков на политическое «просвещение» интеллигенции (годы и годы!) у большевиков не было! Все признаки революционной ситуации были налицо, даже последний из них – не только социальные «низы» не хотят жить по-старому, но и социальные «верхи» уже не могут править по-старому». В этих условиях Ленин решает вопрос о том, как быть советской власти с интеллигенцией, как привлечь ее к революционной власти. Ответ один – купить ее лояльность так же, как покупала буржуазия – более высокой заработной платой.

Не было у В.И. Ленина той возможности, на которую указывал Ф. Энгельс: работой социал-демократов в среде интеллигенции подготовить ее для восприятия идей пролетарской революции. В том числе и указанием на то, что в ней они смогут занять видное и важное положение и вместе с другими трудящимися стать хозяевами своей страны. При капитализме хозяевами своей страны они не были.

Изначально реакция основной массы интеллигенции на советскую власть была негативной или выжидательной. Да и время существования ее представлялось недолгим в условиях гражданской войны. Не было смысла «пачкать» себя связью с ней, ввиду неизбежной победы «белого движения». И большевики в условиях гражданской войны никак привлечь на свою сторону массу интеллигенции не могли. Даже деньгами: нет работы, нет и зарплаты. Только к концу 1918 г. стало ясно, что у «белых» не хватает сил для победы. И в это время Ленин предлагает сделать не только экономический, но и политический шаг навстречу интеллигенции – он заявляет о ней как о политическом союзнике, значит, приглашает ее к сотрудничеству с властью. А это уже обещает ей достойное положение как социального слоя во всех вопросах развития страны.

В ноябре 1918 г. в статье «Ценные признания Питирима Сорокина» (это член ЦК партии эсэров, разочаровавшийся в политике своей партии и признавший силу советской власти; он покинул Россию. Его боготворила наша интеллигенция во время «перестройки») он писал: «Уметь достигать соглашения с средним крестьянством... То же относится и к кустарю, и к ремесленнику, и к рабочему, поставленному в наиболее мелкобуржуазные условия или сохранившему наиболее мелкобуржуазные взгляды, и ко многим служащим, и к офицерам, и — в особенности — к интеллигенции вообще (выделено мной. – В.С.)» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.37. С.195).

Нельзя сказать, что Ленин недооценивал роль интеллигенции в социалистической революции. Он делал все, что можно было сделать в условиях гражданской войны, политики военного коммунизма и первых лет нэпа. Но позиция интеллигенции по отношению к советской власти и ее возможностям, а значит и прочности, была весьма скептической. Нэп расценивался (даже многими в компартии) как начало возврата к капитализму, краха планов Ленина. Стоило ли в это время «марать» себя поддержкой этой власти, создавая для себя проблемы после ее падения? Только время и успехи социалистической революции могли изменить эти настроения. Были распространены контрреволюционные настроения, деятельность, организации. И такие настроения вызывали адекватную реакцию со стороны власти – настороженную, недоверчивую. Было то, что тогда называлось «специедством». Были и репрессии.

Ф. Энгельс высказывал пожелания. В.И Ленин имел дело с реальностью. Не значит, что Ф. Энгельс был не прав в этих пожеланиях. Нельзя сказать, что Ленин был противником того, чего желал Энгельс.

Прошли годы. Успехи 1-й и 2-й пятилеток были очевидны. Возникли условия для пересмотра «старой» интеллигенцией своих прежних оценок. Подросло новое поколение интеллигенции. И Сталин по-новому, но не в противоречии Энгельсу и Ленину, поставил вопрос о советской уже интеллигенции: она – важный социальный слой социалистического общества (декабрь 1936 г.), она должна стать у нас солью советской земли (октябрь 1938 г.).

Особо надо сказать о том, что И.В. Сталин оценивал интеллигенцию не классом, а социальным слоем. Иногда говорят, что в этом проявлялась какая- то недооценка ее места и роли в советском обществе, признание какой-то ущербности ее и т.д., и т.п. Такие мнения высказывались студентами в период «перестройки» и после нее. Возможно, они существуют и ныне. При этом упускается то, что согласно представлениям того времени дело шло о развитии социализма и, в перспективе, к началу перехода от социализма к коммунизму, в котором не будет социальных классов, останутся социальные слои, различия между которыми со временем также будут исчезать. Классы, даже сотрудничая между собой, в чем-то противостоят друг другу. Поэтому провозглашение интеллигенции (численно еще невеликой по сравнению с крестьянством и рабочими) классом объективно вело не только к усложнению социальной структуры советского общества, но и к определенному противопоставлению ее как рабочим (одной части интеллигенции), так и крестьянству (другой части интеллигенции). Интеллигенция как социальный слой (специалисты в разных отраслях народного хозяйства, ученые, учителя, деятели культуры) были призваны участвовать в процессе преодоления социальных различий между рабочими и крестьянством (повышая их культуру, развивая, механизируя производство, в котором они были заняты, облегчая их труд и т.д.).

У интеллигенции своя ответственнейшая функция в процессе формирования бесклассового коммунистического общества. Сталин не только прекрасно понимал это, говоря о том, что интеллигенция должна стать солью советской земли, но и начал перед войной активно проводить политику, призванную решить эту проблему. И после победы в Великой Отечественной войне продолжал до конца своих дней эту политику.

Хрущевское руководство КПСС остановило эту работу, а при Брежневе (рубеж 60-70-х гг.) КГБ признало, что советская власть потеряла интеллигенцию (соответствующий документ был опубликован в одном из номеров журнала «Известия ЦК КПСС»). Начался процесс нарастания диссидентских настроений. Прав был И.В. Сталин, говоря, что без теории нам смерть. «Чурок» у власти, ведущей борьбу за социализм и коммунизм, быть не должно!

В.А. Сахаров

Tags: Ленин, Сахаров, интеллигенция, июнь 2020, наемные работники, теория
Subscribe

  • Калинин о понимании роли Советской власти

    Михаил Иванович Калинин (1875—1946) - российский революционер, коммунист, советский государственный и партийный деятель. Завершением…

  • Киров о самой важной науке в СССР

    Сергей Миронович Киров (1886 — 1934) - советский партийный деятель, коммунист, революционер, член РСДРП(б) с 1904 года. Убит в 1934 году в…

  • Читая Троцкого вдумчиво

    Непредвзято рассказать о политических взглядах человека или целого «течения мысли» - задача, пожалуй, более сложная, чем задача раскрыть…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments