sockomm (sockomm) wrote in beskomm,
sockomm
sockomm
beskomm

Categories:

Энгельс о необходимости пролетарской партии

Фридрих Фридрихович Энгельс (1820-1895) - коммунист, революционер, один из основоположников марксизма, друг и соратник К. Маркса.



Дорогой господин Трир, Большое спасибо за Ваше интересное сообщение от 8-го. Если уж высказать Вам свое мнение по поводу последнего копенгагенского лицедейства, разыгранного для почтеннейшей публики (речь идет об исключении Трира и двух его товарищей из социал-демократической партии за критику оппортунистического руководства, вступившего в блок с буржуазными лево-радикальными партиями), жертвой которого Вы стали, то я начну с того пункта, в котором я с Вами не согласен.

Вы принципиально отвергаете решительно всякое, даже кратковременное совместное выступление с другими партиями. Я в достаточной мере революционер, чтобы при обстоятельствах, когда это является более выгодным или наименее вредным, не зарекаться, абсолютно также и от этого средства.

У нас нет разногласий в том, что пролетариат не может завоевать своего политического господства — единственную дверь в новое общество, без насильственной революции. Для того чтобы пролетариат в решающий момент оказался достаточно сильным и мог победить, необходимо — Маркс и я отстаивали эту позицию с 1847 г., — чтобы он образовал отдельную от всех других партий, противостоящую им самостоятельную классовую партию.

Но это не значит, что эта партия не может в тот или иной момент использовать в своих целях другие партии. И это точно так же и в еще большей степени не значит, что она не может временно поддерживать другие партии в борьбе за мероприятия, которые либо непосредственно выгодны пролетариату, либо представляют собой шаг вперед в направлении экономического развития или политической свободы. Того, кто действительно борется в Германии за уничтожение майоратов и других остатков феодализма, кто борется против бюрократии, покровительственных пошлин, законов против социалистов, против ограничения права собраний и союзов, — того я стал бы поддерживать. Если бы наша немецкая прогрессивная партия или Ваша датская левая (Venstre) партия были действительно радикально-буржуазными партиями, а не состояли бы просто из жалких болтунов, которые при первой угрозе Бисмарка или Эструпа прячутся в кусты, то я ни в коем случае не был бы безусловно против решительно любого кратковременного совместного выступления с ними для достижения определенной цели. Когда наши депутаты голосуют за предложение, внесенное другой стороной, а ведь это им приходится делать довольно часто, то ведь и это уже является совместным выступлением. Но я за это лишь в том случае, если та выгода, которая представляется непосредственно для нас или для исторического развития страны по пути к экономической и политической революции, неоспорима и стоит того, чтобы ее добиваться, и все это при условии, если пролетарский классовый характер партии тем самым не ставится под вопрос. И только при таких условиях. Вы найдете изложение этой политики уже в 1847 г. в Коммунистическом Манифесте, мы проводили ее в 1848 г., в Интернационале, повсюду.

Оставляю в стороне вопрос морали — об этом пункте здесь речи нет, и я его поэтому обхожу, — для меня как революционера пригодно всякое средство, ведущее к цели, как самое насильственное, так и то, которое кажется самым мирным.

Такая политика требует проницательности и стойкости, но какая же-политика этого не требует? Она подвергает нас опасности коррупции — говорят анархисты и друг Моррис. Да, если рабочий класс представляет собой общество глупцов, безвольных людей и просто-напросто продажных негодяев, тогда самое лучшее нам тотчас же убираться во-свояси, тогда пролетариату и всем нам нечего делать на политической арене. Пролетариат, как и все другие партии, быстрее всего учится на последствиях своих собственных ошибок, и никто от этих ошибок не может его полностью уберечь.

Следовательно, Вы, по моему мнению, неправы, поднимая вопрос, прежде всего чисто тактический, на высоту принципиального. Для меня в основном здесь существует лишь тактический вопрос. Но тактическая ошибка при известных обстоятельствах может кончиться принципиальным разрывом.

И здесь Вы, насколько я могу судить, правы, выступая против тактики Правления. Датская левая уже давно разыгрывает недостойную оппозиционную комедию и без устали демонстрирует снова и снова перед всем миром свое собственное бессилие.

Она давно упустила случай, — если он когда-либо представлялся, — с оружием в руках покарать нарушителей конституции, и, как видно, все большая и большая часть этой левой стремится к примирению с Эструпом. С такой партией, мне кажется, действительно пролетарская партия не может итти вместе, не лишаясь на продолжительное время своего собственного классового характера как рабочей партии. Поскольку Вы, таким образом, в противовес этой политике выдвигаете классовый характер движения, я могу с Вами лишь согласиться.

Что же касается образа действий Правления по отношению к Вам и Вашим друзьям, то такого рода огульное исключение оппозиции из партии, правда, происходило в тайных обществах в 1840—1851 гг., но тайная организация делала такое исключение неизбежным. Оно происходило, далее, и довольно часто, у английских чартистов, сторонников физической силы, при диктатуре О’Коннора. Но чартисты были партией, организованной для непосредственной атаки, как показывает уже само название, поэтому они подчинялись диктатуре, и исключение являлось военным мероприятием. Напротив, в мирное время мне известен подобный произвольный образ действий только у лассальянцев из швейцеровской «вышколенной организации»; Швейцеру это было необходимо в силу его подозрительных отношений с берлинской полицией, и этим он лишь ускорил дезорганизацию Всеобщего германского рабочего союза. Из ныне существующих социалистических рабочих партий, конечно, вряд ли какой-нибудь партии пришло бы в голову, — после того как г. Розенберг в Америке сам благополучно устранился, — обращаться с возникающей в ее собственных недрах оппозицией по датскому образцу. Жизни и росту каждой партии обычно сопутствует то, что в ее недрах развиваются и борются друг с другом более умеренное и более крайнее направления, и тот, кто без дальнейших околичностей исключает более крайних, содействует только их росту. Рабочее движение основано на острейшей критике существующего общества. Критика является его жизненной стихией, как же может оно само избежать критики, стремиться запретить споры? Неужели же мы требуем от других свободы слова для себя только для того, чтобы уничтожить ее в наших собственных рядах?

Если бы Вы пожелали полностью опубликовать это письмо, то я ничего не имел бы против.

Искренне Ваш

Ф. Ф. Энгельс, Письмо Герсону Триру в Копенгаген, 18 декабря 1889 года, Сочинения, 2 изд., Том 37, с.274-277


Tags: Энгельс, июнь 2020, партстроительство, пролетариат, тактика, цитаты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments