March 29th, 2019

Пролетарий XXI века

Февраль семнадцатого. 26 февраля. Второе кровавое воскресенье

Командующий Петроградский военным округом генерал Хабалов докладывал телеграммой самодержцу Николаю II о ситуации в столице:

«Сегодня, 26 февраля, с утра в городе спокойно»[1].



Не прошло и месяца, как на допросе Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства 22 марта генерал уже по-другому оценивал революционное воскресенье:

«Хабалов. - В воскресенье 26-го числа войска выступили и заняли, по обыкновению, все посты, которые полагаются по расписанию… Оказалось, что им пришлось стрелять в толпу в разных местах. Волынцы стреляли в толпу на Знаменской пл. и Суворовском. Затем Павловский полк стрелял на Невском около Казанского собора. Затем, около 4-ёх часов дня… Но я не могу доложить вам, господа, где и сколько стреляли… Нужно сказать, обстановка здесь была отчаянная!..»[2].

Телеграмма о «спокойствии» была отправлена в 13-05, и составлена, очевидно, была около полудня. Общее впечатление же от 26 февраля у Хабалова осталось, как о дне с «отчаянной» обстановкой.

С 6 часов утра в центре Петрограда сосредоточилось не менее 10 тысяч солдат, в основном гвардейских запасных батальонов, расставленных в соответствии с разработанным планом. Между тем, это был воскресный день и рабочие-выборжцы только к полудню стали собираться в колонны и выдвигаться в центр города[3].

Collapse )