March 5th, 2019

Пролетарий XXI века

Февраль семнадцатого. 25 февраля. Цепные псы самодержавия

Для Февральской революции 1917 года в России одним из важнейших событий стало убийство полицейского пристава на Знаменской площади Петрограда, совершённое казаком. В современной исторической науке, искажённой идеологическими пристрастиями, эту трагедию представляют в виде торжества разнузданности и кровожадности революционной «толпы». Например, известный разоблачитель русских революций и «исследователь» английского следа в них, господин Стариков утверждает, что пристав Крылов был зарублен казаком всего лишь за то, что попытался отобрать у «толпы» красный флаг[1]. Впрочем, это, пожалуй, самая распространённая точка зрения на причины этого эксцесса у «историков»-монархистов. Современники же этого события дали ему другую оценку. Так, начальник Петроградской охранки генерал-майор Глобачёв в своём донесении, написанном на следующий день после убийства, сообщал, что пристав 1-го участка Александро-Невской части ротмистр Крылов был зарублен при попытке «водворить порядок» на Знаменской площади[2].



Знаменская площадь Петрограда (ныне — площадь Восстания) в февральские дни была местом сосредоточения рабочих манифестаций и служила местом проведения революционных митингов. Стоящий на месте современного обелиска «Городу-герою Ленинграду» памятник Александру III, служил удобным постаментом для выступавших ораторов* (* - этот памятник, который современники революции называли «бегемотом», доступен и сегодня — он стоит во дворе Мраморного дворца, что на Дворцовой набережной). Рядом со Знаменской площадью располагалась Александро-Невская полицейская часть, поэтому служивший в этой части ротмистр Крылов 23, 24 и 25 февраля, постоянно находился на площади и усиленно «водворял порядок». Вместе с ним на Знаменской площади «рассеивал» рабочих ротмистр 6-го отделения конной стражи Петроградской столичной полиции Гелинг. Этот Гелинг в своем рапорте не смущаясь, докладывал начальству о своих «подвигах» и о «подвигах» пристава Крылова:

«В это время, получив приказание от командира батальона лейб-гвардии Волынского полка разогнать толпу и отобрать красные флаги, я построил развёрнутый фронт и бросился в атаку на группу, где стояли красные флаги, действуя нагайками. Пристав 1-го участка Александро-Невской части ротмистр Крылов следовал за отделением, действуя обнаженной шашкой, которому я лично помог отобрать у одной женщины, по-видимому курсистки, один красный флаг, свалив её ударом по голове нагайкой; сам же я лично вырвал два флага на палках у двух неизвестных мужчин с надписью: «Долой войну» и «Долой самодержавие»»[3]

Из этих показаний ротмистра Гелинга становится понятным, какой смысл вкладывал генерал Глобачёв во фразу «водворить порядок». Царский «порядок» — это когда рабочие и крестьяне имеют только одно право — право обслуживать обеспеченную, сытную жизнь «элиты», состоящей из феодалов, торговцев, заводчиков, банкиров и прочих хозяев жизни. Если же простые трудящиеся решают выступить со своими требованиями, например, о прекращении войны или о смене государственного устройства, то это уже не порядок и его просто необходимо «водворить». «Водворяли» порядок такие молодчики, как Гелинг и Крылов привычными для царизма методами: ударами нагайкой (да такими, что валили с ног человека) или орудуя «обнажённой шашкой» против безоружных людей.

Collapse )