January 22nd, 2019

Пролетарий XXI века

Что такое философия?

Пожалуй, ни одной науке не приходилось так часто отвечать на подобный вопрос. Между тем ответ на него неизменен уже не первое тысячелетие.



Философия есть наука о мышлении , причем о мышлении определенного рода – о научном, логически последовательном мышлении, мышлении, которое независимо от воли и сознания конкретного исследователя, воспроизводит в понятиях материальный мир и его объективные законы. Философия, иначе говоря, есть наука о методе, о том, как человеческое мышление осознает форму внутреннего самодвижения содержания предмета – причем независимо от конкретного человека и от конкретного предмета его изучения. В любой сфере, где человек занят практической деятельностью, в любой сфере, где человек занят творческим трудом, словом, в любой сфере являющейся предметом человеческого мышления, философия находит свой предмет в виде этого мышления. В этом смысле она есть наука о всеобщих законах мышления, природы и общества. В этом же смысле не так далека от истинности позитивистская точка зрения, будто бы любая конкретная наука есть сама себе философия. Правильнее, однако, было бы говорить, что философия, приложенная к предмету какой-либо конкретной, позитивной науки, и составляет саму эту науку. Тут возникает закономерный вопрос: зачем в таком случае вообще тратить время на философию: не лучше ли глубже разобраться в вопросах конкретных наук? Это, что называется, вопрос философский.

Необходимо ли рыбе обладать познаниями в гидродинамике, чтобы плавать? Или водителю автомобиля глубоко разбираться в устройстве двигателя, чтобы ездить? Точно так же для ученого сегодня, по большей части, нет необходимости понимать, на каких объективных законах основана его деятельность. Все, что ему необходимо – научиться использовать эти законы в своей собственной научной сфере, понимать правила, по которым работает его частная наука. Но как быть, если в какой-то науке свод таких правил еще не создан? И тут ученому волей-неволей приходится становиться философом – стихийным, неумелым философом, а стало быть – и дурным. Те навыки, которые он стихийно усвоил в своей области, не могут тут ему ничем помочь – и к решению сложнейших проблем он подходит с точки зрения одного лишь здравого смысла. Но, как писал Энгельс, здравый человеческий смысл, весьма почтенный спутник в четырех стенах своего домашнего обихода, переживает самые удивительные приключения лишь только он отважится выйти на широкий простор исследования.

Collapse )