sockomm (sockomm) wrote in beskomm,
sockomm
sockomm
beskomm

Category:

Изъятие Троцкого. Часть 1

Сегодня в рубрике "Антитроцкизм" рассмотрим при каких обстоятельствах И.В. Сталин занял пост генерального секретаря ЦК РКП(б). Произошло это назначение ещё при жизни В.И. Ленина и активной деятельности Троцкого. Троцкий уверяет, что это было случайное назначение на малозначительный партийный пост, назначение, которому Владимир Ильич не уделял должного внимания. Сталин же, благодаря своей восточной коварности, воспользовался «титулом» «генеральный», сумел всех, опять же, коварно обмануть и узурпировал всю власть. Став «красным» императором, Сталин начал тоталитарно-бюрократически-административно править и потихоньку расстреливать всех кто на него не так посмотрел, а к 1937 году так обнаглел, что стал есть заживо добрых людей. Такую трагикомичную историю нам официально рассказывают вот уже более 30 лет кряду, но мы рассмотрим настоящую историю, которая имела место в действительности. Сделать это нам поможет книга В.А. Сахарова «”Политическое завещание” Ленина: реальность истории и мифы политики».



Читая материал, не забывайте, что это всего лишь выжимки из книги В. А. Сахарова, которую лучше один раз прочитать самому, чем сто раз ознакомиться с чьим-то пересказом.

* * *

Завершение гражданской войны и интервенции выдвинуло новые задачи перед рабочим классом и партией: задачи строительства социализма и укрепления Советской власти. Три с лишним года борьбы диктатуры пролетариата обнаружили колоссальный ресурс Советской России и её трудящихся классов. В это же время западноевропейский пролетариат потерпел ряд поражений и был отброшен в своём развитии. Для русских коммунистов настала пора пересматривать концепцию развития революции и построения социализма. Ленин разработал теорию построения социализма в отдельной отсталой крестьянской стране. Ключевым моментом этой теории и практики стало сотрудничество рабочего класса и крестьянства в рамках новой экономической политики. Главным оппонентом Ленина в партии являлся Троцкий, на теоретические воззрения которого богатейшая и длительная практика русской пролетарской революции никак не повлияла. Троцкий не вышел за пределы своего вульгарного понимания марксизма и остался верен своей догматической схеме, которую он называл «перманентной революцией».

«Чем дальше уходил Ленин в своих воззрениях на пути развития социалистической революции в России и чем больше Троцкий уверовал в правильность своей теоретической схемы, тем больше он политически расходился с Лениным, тем больше проявлялась его политическая близость к русским меньшевиками и европейским социал-демократам и догматическое отношение к марксизму, неумение творчески подойти к нему»[1].

Противостояние не могло ограничиться теоретической полемикой - оно неизбежно отразилось в политической практике обоих деятелей. Троцкий критиковал сложившуюся систему управления государством и народным хозяйством, главный удар его критики был направлен по Политбюро ЦК ВКП(б), по Совету по Труду и Обороне (СТО) и по Ленину, как лидеру и руководителю этих органов. За критикой Троцкого ясно вырисовывалось стремление перестроить аппарат управления Советской России в своих политических интересах. Смысл его нападков сводился к изъятию РКП(б) из системы государственного управления, фактическое раскассирование СТО и концентрация управления хозяйством в Госплане, главой которого Троцкий видел самого себя. В сочетании с должностью народного комиссара военных и морских дел, это делало Троцкого первым человеком государства с неограниченными возможностями. В этих условиях Ленин предпринял необходимые действия для сплочения вокруг себя партийных руководителей, которые имели вместе с ним общие политические взгляды.

«Для стороннего наблюдателя это могло представляться как борьба за власть (так она оценивается иногда в литературе), но это было борьбой за возможность проведения того политического курса, который каждый из них считал единственно верным. Борьба за власть служила лишь средством достижения этой цели»[2].

Ленинское ядро в руководстве

В период 1921-1922 годов в Политбюро Ленину постоянно и принципиально противостоял только Троцкий, остальные члены (Сталин, Каменев, Зиновьев) так или иначе поддерживали Владимира Ильича. Основываясь на книгах регистрации входящей и исходящей почты Ленина можно определить, что в этот период он всех чаще контактировал со Сталиным: из общего количества контактов на него приходилось 38%. Следом за Сталиным с почти равными показателями шли Троцкий (23%), Каменев (20%) и Зиновьев (18%). Видно, что на долю Троцкого приходится четверть всей корреспонденции, а по отдельным вопросам (например, по вопросам идеологии и по вопросам внутренней политики) Троцкий даже опережает Сталина. Но приняв во внимание, что Троцкий общался с членами Политбюро через круговую рассылку документов, то становится понятным такое большое количество корреспонденции в секретариате Ленина, связанной с Троцким. Сам же Ленин в 1922 году из 59 контактов с Троцким по своей инициативе вступал в общение с ним только 10 раз. В то же время Ленин направил Сталину 33 корреспонденции из 47. Кроме того, Ленин 20 раз из 32 сам обращался к Каменеву и 14 раз из 33 обращался к Зиновьеву. Если просмотреть полное собрание сочинений Ленина, то в соответствующих томах (45-м и 54-м) Троцкий упоминается только на 61 странице, Зиновьев на 62-х, Каменев на 112-ти, Сталин на 116-ти страницах.

Безусловно, что подобная статистика не может отражать всё общение Ленина с членами Политбюро, поскольку не учитывает телефонные разговоры, личные встречи, общения во время заседаний и в кулуарах, а также другие формы контактов, но, тем не менее, подобный подсчёт вполне характеризует взаимоотношения между Лениным и остальными членами Политбюро. Очевидно, что разные политические взгляды и открытые попытки Троцкого оспорить лидерство Ленина как главного теоретика партии и первого руководителя государства привели к размежеванию Ленина и Троцкого. Владимир Ильич старался свести к минимуму контакты с Троцким и в то же время вёл курс на объединение вокруг себя политических единомышленников. В этот период Ленин искал такую политическую комбинацию, которая бы позволила одержать победу его идеям развития революции и становления социалистического государства. Принципиальные политические расхождения и углубляющаяся на этой почве конфронтация, исключили возможность не только продуктивной деловой работы, но и личные взаимоотношения между Лениным и Троцким. Сама атмосфера на заседаниях Политбюро была нервной и напряжённой, что прекрасно видно из совместного письма 9 членов и кандидатов Политбюро (Бухарин, Зиновьев, Калинин, Каменев, Молотов, Рудзутак, Рыков, Сталин и Томский) от 31 декабря 1923 г.:

«До заболевания тов. Ленина, в те времена, когда т. Ленин непосредственно руководил работой Политбюро», оно «не могло работать спокойно именно потому, что т. Троцкий вносил и тогда же те элементы фракционности и обособленности, какие еще в большей мере стал вносить с тех пор, как тов. Ленин заболел.

Тов. Троцкий и тогда, и теперь жалуется на то, что в работе Политбюро отсутствует плановый элемент. Но если кто несет вину за то, что работы Политбюро протекали и отчасти протекают еще и теперь в чрезвычайно напряженной и нервной обстановке, то это т. Троцкий. В течение месяцев и месяцев т. Троцкий является на заседания Политбюро (и это в те времена, когда председательствовал в Политбюро тов. Ленин) с толстым английским словарем и в течение почти всего заседания демонстративно изучал английский язык, время от времени отвлекаясь от этого занятия лишь для того, чтобы подать желчную реплику о плохой системе работы в Политбюро. Дело не раз доходило до острых столкновений и тяжелых конфликтов между т. Троцким, с одной стороны, и председательствовавшим в Политбюро т. Лениным и другими членами Политбюро — с другой. В виду крайней нервности обстановки, т. Ленин все чаще обращался к нижеподписавшимся с предложением разрешить тот или другой вопрос голосованием по телефону, дабы только избегнуть лишних сцен, конфликтов и т.п.»[3].


Летом 1921 года Владимир Ильич сделал попытку убрать Троцкого из Москвы. На Украине ожидался хороший урожай и на него Советская республика рассчитывала в борьбе с голодом. В связи с этим перед партией и хозяйственными органами стояли задачи сбора урожая, продналога и размер возможного изъятия хлеба. Эти задачи решались при непосредственном участии Ленина и Каменева, тем не менее, Владимир Ильич решил воспользоваться этим случаем и удалить Троцкого из Москвы и центральных руководящих органов, направив его на Украину. Сам Троцкий позднее оценивал этот случай, как «десятистепенный эпизод», который не имел отношения к разногласиям с Лениным. Более того, Троцкий в своих «воспоминаниях» представил дело таким образом, что Ленин в истории с назначением Троцкого на Украину выглядел недальновидным политиком и не ведающим руководителем. Так, по словам Троцкого, Ленин не зная действительной обстановки на Украине поспешил назначить Троцкого наркомом продовольствия Украины, а когда всезнающий Троцкий наконец-то разъяснил председателю Совнаркома истинное положение дел, то Ленин поспешил согласиться с Троцким и отменить его командировку на Украину. Троцкий традиционно создаёт свой собственный образ политика во всём превосходящего Ленина. В действительности 16 июля 1921 года Политбюро приняло решение о назначении Троцкого на Украину, но поскольку Троцкий активно протестовал против этого назначения, то Политбюро приняло отложило исполнение этого решения до Пленума ЦК. Троцкий не просто пренебрёг важнейшим делом по хлебозаготовкам, но и поставил себя выше партийной дисциплины - он отказался исполнять решение Политбюро. Дело о командировке Троцкого решалось в ходе личной встречи Ленина и Троцкого между 16 и 23 июля 1921 года.

«Троцкий нашел какие-то иные аргументы, чтобы добиться отказа Ленина от своего первоначального замысла. Возможно, что убедить Ленина пойти на уступку Троцкому могла угроза представить отправление его на Украину как проявление политической борьбы, проявление фракционности и пр. и на этой основе начать новый тур внутрипартийной борьбы. Ленин считал, что время открытой схватки еще не пришло, условия для нее еще не созрели»[4].

Ленин писал в записке Молотову, что в отношении Троцкого придётся следовать политике «Мира и уступок», что «хотя бы на время - мир все же лучше ссоры». В качестве компромисса Ленин подготовил проект решения, которое бы отменяло поездку Троцкого на Украину, но при этом предусматривало конкретную хозяйственную деятельность по проверке «правильности и целесообразности» принимаемых декретов. Навязывая всё и всех критикующему Троцкому хозяйственные задачи, Ленин стремился затянуть его в конкретную работу и заставить Троцкого подтвердить практическими результатами его бесконечную критику. Несмотря на то, что Троцкий и это решение подверг критике, Пленум ЦК 9 августа 1921 года единогласным решением принял ленинский проект и Троцкий остался в Москве.

Попытка под любым благовидным предлогом удалить Троцкого из Москвы не увенчалась успехом, но это не изменило отношение к нему Ленина:

«Во второй половине 1921 — 1922 гг. процесс выключения Троцкого из партийно- государственной работы проходил без лишнего шума, но неуклонно. Шаг за шагом продвигался Ленин в этом направлении... Отклонялись его попытки навязать свою схему реорганизации управления, блокировалось стремление Троцкого получить ключевые рычаги власти в экономике (стать «экономическим диктатором»). Вне рамок Политбюро и военного ведомства (где его самостоятельность стала сильно ограничиваться) «лидеру №2» не отводилось никакой серьезной роли, он загружался важной, но политически второстепенной работой: возглавлял работу по изъятию церковных ценностей, участвовал в работе по реализации ценностей Гохрана, вел работу по линии Помгола и АРА, принимал участие в обсуждении отдельных вопросов развития промышленности»[5].

Наряду с вытеснением Троцкого из партийно-государственной деятельности, Ленин вёл работу по расширению власти у группы своих единомышленников. Наглядное представление о табели о рангах в Советском государстве даёт перечень адресатов рассылок информационных сводок ОГПУ. Сводки рассылались не более чем по 31-33 адресам. В период с мая по сентябрь 1921 года очерёдность была следующая: 1) Ленин и Сталин, 2) Троцкий и Склянский, 3) Молотов и Михайлов (секретари ЦК РКП(б)). В этот период ни Каменев, ни Зиновьев среди первых лиц списка не числятся.

С 27 сентября 1921 г. проходит изменение список приобретает такой вид: 1) Ленин, 2) Сталин, 3) Троцкий и Склянский, 4) Молотов и Михайлов. Лишь в марте 1922 года в списке под номером пять появляется Каменев и вскоре перемещается на четвертое место, сразу вслед за Троцким.

Как видно, из тройки Сталин, Каменев, Зиновьев самые слабые позиции имел Зиновьев. Несмотря на то, что Зиновьев занимал пост председателя Петроградского Совета, возглавлял Коминтерн и после X съезда был введён в Политбюро, Ленин не видел в нём того человека, который мог бы возглавить какое-либо ключевое направление развития диктатуры пролетариата. Другое дело Каменев. Как один из активных разработчиков НЭПа, Каменев принимал деятельное участие в создании нового хозяйственного механизма советской республике. Наряду с широким спектром вопросов и задач, в решении которых напрямую он участвовал, Каменев, кроме того, в столкновениях Троцкого и Ленина поддерживал позицию Ленина. Ленин ценил деловые качества Каменева и много контактировал с ним, но перечень обсуждаемых вопросов сводился к деловым, хозяйственным вопросам. Текущая хозяйственная работа занимала основное время Каменева и практически исключала его участие в решении вопросов, выходящих за рамки чисто экономических.

Позиции Сталина в партийной и государственной иерархии были гораздо более сильными, чем у Каменева и Зиновьева. Политические взгляды Сталина были наиболее близкие к Ленину - по всем основным вопросам Сталин неизменно был союзником Ленина. К сильным сторонам Сталина относилась его продолжительная «карьера» профессионального революционера. Как практик, долгое время работавший в России на нелегальных условиях, Сталин прекрасно знал партию изнутри и имел прочные и устойчивые связи с партийными организациями.

«Такой комбинации политических качеств в ЦК РКП(б) никто, кроме Сталина, Ленину предоставить не мог, поэтому в этой ситуации для Ленина Сталин был незаменим в деле руководства партией и в борьбе с Троцким. Опыт политической борьбы в годы гражданской войны (особенно предыстория и ход обсуждения военного вопроса на VIII съезде партии) говорил, что Сталин способен не только «держать удар» Троцкого, но и «брать» его “мертвой хваткой”»[6].

Дискуссия о профсоюзах показала Ленину, что Сталин является не просто последовательным политическим союзником, но и умеет активно отстаивать свою точку зрения и вести успешную борьбу против антиленинских политических течений и это ещё больше укрепило позиции Сталина и его связь с Лениным. Очень важно отметить, что было бы неправильно рассматривать Сталина, как зависимого политика, не имевшего собственных взглядов. Напротив, Сталин был самостоятельным сформировавшимся политическим деятелем и не всегда его взаимоотношения с Лениным были безоблачными. Например, в ноябре 1921 года создалась конфликтная ситуация между Лениным и Сталиным, связанная с деятельностью Агитпропа и Главполитпросветом. Возглавив летом 1921 года Агитпроп, Сталин задумал его реорганизацию, в ходе которой Главполитпросвет должен был перейти под влияние Агитпропа. Крупская как заместитель наркома просвещения и руководитель Главполитпросвета выступила против этого и, используя своё положение, довела свою позицию до Ленина. Крупская изобразила дело таким образом, будто реорганизация приведёт к созданию нового наркомата. Ленин всерьёз намеревался вмешаться в деятельность Сталина, поставив вопрос на Оргбюро. В конце концов, дело было урегулировано без конфликтов и обострения, но это дело оставило замечательный документ, который даёт ясные представления не только о взаимоотношениях между Лениным и Сталиным, но и на соотношение сил внутри партийного руководства, а также способы и приёмы борьбы, которые применялись Троцким и его союзниками. Чтобы снять напряжённость вокруг Агитпропа и Главполитпросвета Сталин в ноябре 1921 года пишет Ленину письмо:

«Т. Ленин. Мы имеем дело либо с недоразумением, либо с легкомыслием <...> Тов. Крупская читала проект т. Соловьева, мною не просмотренный и Оргбюро не утвержденный, и решила, что создают новый комиссариат <...> Тов. Крупская поторопилась <...> Она опять поторопилась... Сегодняшнюю записку Вашу на мое имя я понял так, что Вы ставите вопрос о моем уходе из агитпропа. Вы помните, что работу в агитпропе мне навязали (я сам не стремился к ней). Из этого следует, что я не должен возражать против ухода. Но если Вы поставите вопрос именно теперь, в связи с очерченными выше недоразумениями, то Вы поставите в неловкое положение и себя, и меня (Троцкий и др. подумают, что Вы делаете это "из-за Крупской", что я согласен быть "жертвой" и пр.), что нежелательно»[7].

Из этой записки, вне всякого сомнения, следует политическая и личная близость Ленина и Сталина. Они с полуслова понимают друг друга и доверяют друг другу: Сталину достаточно написать одно слово «опять», чтобы напомнить Ленину какой-то эпизод с уже имевшей место «торопливостью» Крупской; не смотря на возникшее напряжение, Сталин доверительно обращает внимание Ленина на недопустимость для их политического союза конфликта ”из-за Крупской”. В сталинском письме Троцкий однозначно фигурирует, как противник способный на любые нечистоплотные действия и потому требующий пристального внимания. Непростые отношения между Крупской и Сталиным не остались не замеченными Троцким, который стремился внести раскол в отношения Ленина и Сталина.

Продолжение следует...

Редакция Бескома

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] - В.А. Сахаров. «”Политическое завещание” Ленина: реальность истории и мифы политики», стр. 127.
[2] - там же, стр. 128.
[3] - там же, стр. 132-133.
[4] - там же, стр. 137.
[5] - там же, стр. 141.
[6] - там же, стр. 147-148.
[7] - там же, стр. 151-152.


Tags: ВКП(б), Ленин, Сахаров, Советская Россия, Сталин, Троцкий, партстроительство, январь 2020
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments