sockomm (sockomm) wrote in beskomm,
sockomm
sockomm
beskomm

Categories:

Политэкономия как точная наука. Выпуск 11. Часть 2

Мы затронули вопрос о выводе капитала из России. Из 6-й беседы мы знаем, что помимо перетока стоимости в связи с разницей органических строений капиталов давным-давно существует более простой и понятный способ вывода капитала благодаря иностранным инвестициям. Мы знаем, что иностранные инвесторы вкладывают деньги с расчётом на рентабельность, то есть с расчётом выкачать капиталов больше, чем вложено. Какова ситуация в России на этот счёт?

Политэкономия в тексте.jpg

По данным на 2010 год доля иностранного капитала в обрабатывающей промышленности составила 29%, в добывающей – 50%. К 2014 году эти показатели выросли соответственно до 39 и 56%. Ещё раз, кстати, напоминаю, что в России преобладает добывающая промышленность, в которой уже 56 % иностранного капитала. И господа экономисты продолжают рассчитывать на «выгодные иностранные инвестиции, которые поднимут российскую экономику».

Впрочем, капитал космополитичен. Границы разделяют нас с вами. Свобода торговли, свобода предпринимательства, свобода капитала! Меньше рамок, ограничений, больше гарантий капиталу – вот важнейшие достижения последних десятилетий.




Экономика страны в целом очень сложна и мы, конечно, не можем рассмотреть сейчас всех нюансов. Например, вопроса о том, за какие деньги Россия продаёт нефть и чем они обеспечены.

Но всё же хотелось бы коснуться ещё одного следствия интегрированности российской экономики в мировую. Чтобы понять его качественную картину, рассмотрим такую абстракцию. Предположим, что страна производит только нефть, а остальные продукты, в т. ч. предметы потребления импортирует. Это означает, что нефть в конечном итоге обменивается на продукты. Тогда если по внешним причинам изменилась цена на нефть (причём сейчас даже неважно, повысилась ли среднемировая производительность труда по добычи нефти, то есть действительно снизилась стоимость или произошло изменение цены без изменения стоимости, что может быть связано с перераспределением сил, контролирующих нефтеносные регионы (вы не обращали внимания, что нефтеносные регионы последние десятилетия неспокойны в военно-политическом отношении и попадают в сферу интересов и внимания сил заботящихся о демократии и свободных рынках ?) Впрочем, неважно.

Так вот если мировая цена на нефть снизилась, а цены на другие товары не изменились, то же количество нефти обменивается на меньшее количество других товаров и товаров на каждого становится меньше. Сегодня это называют «кризисом», хотя кризис, как мы знаем из 7-й беседы вообще-то означает перепроизводство товаров при капитализме. Еще говорят, что у нас не хватает денег. На этом моменте хотелось бы остановиться подробнее.

Рассмотрим экономическую систему, характеризующуюся 3 величинами:

Д – количество денежных знаков в обращении,

Н – численность населения (мы эту величину будем считать постоянной),

Т – количество товаров на рынке.

Тогда средняя цена товара (прошу прощения за такую абстракцию, но в данном случае она уместна):

Ц_0 = Д/Т

а количество товаров на душу населения:

ТНДН_0 = Т/Н

Тогда если станет денег больше в к раз (стало денег кД), Н и Т не изменились, номинально цены будут:

Ц_1 = kД/Т = kЦ_0

Тогда если станет денег больше в к раз (стало денег кД), Н и Т не изменились, номинально цены будут:

Ц_1 = kД/Т = kЦ_0

товаров на душу населения в единицу времени будет как прежде:

ТНДН_1 = Т/Н = ТНДН_0

Просто все цены помножились на коэффициент к. Все цены, включая цену товара рабочая сила. Конечно, ничего хорошего в такой инфляции нет. Денежные знаки обесцениваются, да ещё зарплата всё-таки индексируется с задержкой, и если учитывать это отставание роста зарплат от проста цен – стоимость, равная площади треугольника в координатах цены-время перекачивается из карманов пролетариев в карманы капиталистов (см. график):



Но это не так плохо, как инфляция, обусловленная другой причиной.

Пусть теперь количество денежных знаков в обращении и количество населения не изменились, а количество товаров Т стало меньше в к раз. Тогда новые цены будут:

Ц_2 = Д/(1/k)Т = kД/Т = Ц_1 = kЦ_0

Пока эффект тот же, что при увеличении в к раз денежной массы. Но Н осталось прежним. Значит, зарплата номинально не изменится в отличие от цен на другие товары и товаров на душу населения будет:

ТНДН_2 = (1/k)Т/Н = Т/kН = ТНДН_0/k

то есть, станет в к раз меньше. Это элементарно. На ту же номинальную зарплату теперь можно купить в к раз меньше товаров. Потому что товаров стало в к раз меньше. Денежных знаков меньше не стало. Но выглядит для обывателя это как «не хватает денег», а товары в магазине есть. Таким образом, при капитализме дефицит товаров проявляется как дефицит денег.

Этот пример ещё раз показывает, что за видимостью бывает скрыта не похожая на неё сущность, которая недоступна непосредственному чувственному восприятию, которую способен постичь только разум. Как говорил А. С. Пушкин»:

«Господа, забавный случай сей
Другой пример на память мне приводит
Каждый день пред нами Солнце ходит,
Однако ж прав упрямый Галилей».


В рассмотренном нами примере со снижением цены на нефть, снижаются не только действительные (то есть, не номинальные, не в рублях, а в благах, которые можно себе позволить) доходы трудящихся, но и доходы отечественных капиталистов. Причём настолько, что трудящимся и представить трудно. Может, например, не хватить денег на покупку очередного острова с виллами, яхтами и футбольными клубами. Но капиталисты могут перераспределить капиталы. Даже, возможно, инвестировать их в производство подорожавших продуктов. Но не обольщайтесь. Невидимая рука рынка устанавливает такое соотношение сфер приложения капитала, которое наиболее отвечает интересам капиталистов. Пролетарии, как вы понимаете, капиталом не распоряжаются и ничего в этом смысле не решают.

А комитет по делам буржуазии, который называется государство, борясь «с кризисом», изобретает новые способы честного изъятия денег у трудящихся.



Разрушить промышленность – своего рода искусство, многоэтапный процесс, как мы видели по 9, 10 и сегодняшней беседам. А когда высокотехнологичной промышленности уже нет, но есть свободная торговля «силам мировой демократии» нечего бояться. Её гарантированно не будет несмотря на разговоры о нанотехнологиях и импортозамещении. Гарантированно при капитализме.

Не обладая экстрасенсорными способностями, можно сделать ещё ряд прогнозов, которые будут гарантированно сбываться при одном условии – сохранении капитализма.

Научно-технический прогресс, конечно, не остановится, но его достижения будут использоваться не для обеспечения общедоступности благ и культурного развития граждан, а для совершенствования средств выкачивания из них неоплаченного труда – прибавочной стоимости. Так, развитие вычислительной техники будет служить не научным и техническим расчётам, а дальнейшей «оптимизации» банковых технологий, средств учёта и алгоритмизации всего и вся от учёта кубометров потреблённой вами воды и газа до внесения каждого сделанного вам в больнице согласно стандартам оказания медицинских услуг укола в базы данных.

Юридические трудности в любой отрасли будут всё больше преобладать над технологическими. Например, если технологически доступно производить дешёвые современные лекарства, юридические преграды не преодолеет никто кроме нескольких акул фармбизнеса, диктующих правила игры. Всё, конечно, «для соблюдения демократической законности».

Приватизация продолжится. Многократно возросший со времён СССР государственный аппарат должен передать всё хозяйство эффективным частным собственникам, чтобы лучше думать о благе народа и соблюдении демократической законности, не отвлекаясь на организацию народного хозяйства.

Остатки социальных гарантий, как тяжёлое бремя на плечах рыночной экономики, полностью уступят место страховым и кредитным услугам.

Все вопросы своей жизни мы будем решать исключительно в индивидуальном порядке. Выбирать управляющую компанию или пенсионный фонд, индивидуальную программу обучения или медицинского обслуживания – везде должен быть индивидуальный подход. И везде необозримое множество юридических нюансов. Конечно, вы же личность, за вас никто не решает. Вы в этом обществе сами по себе. Главное – не вздумайте объединяться, это тоталитаризм!

Пережитки советских наработок в области педагогики, ставящих целью развитие понятийного мышления, целостного взгляда на мир и творческих способностей уступят «современным креативным программам в сфере образовательных услуг». Сами эти программы будут различны для клиентов с разными размерами кошелька.

Промышленное производство благодаря механизации и автоматизации будет требовать всё меньше людей, но при этом у людей никогда не появится время и силы для свободного всестороннего развития. Работать придётся всё больше. Работать с документами, с клиентами, базами данных, работать также и физически, воплощая чьи-то «бизнес-идеи»… Работать, не производя никакого продукта, но работать так, чтоб не оставалось времени и сил сходить в музей или театр, почитать научно-популярную литературу, посмотреть на звёздное небо, подумать об устройстве мира и общества.

В средние века человек должен был с утра до ночи пахать, чтобы обеспечить себя пропитанием, крышей над головой и другим самым необходимым. Теперь производительность труда возросла на много порядков. Но нам уже давно внушают, что раньше темп жизни был «размеренным», а с прогрессом он «ускоряется». Так что на свободное время не надейтесь. Будете постоянно «крутиться», работая всё больше и интенсивнее. И при этом будете всё острее нуждаться в деньгах, всё глубже увязая в долгах господам капиталистам. Несогласные будут просто вытряхиваться на мостовую без средств к существованию. Как говорил Мальтус:

«Природа повелевает им удалиться и не замедлит сама привести свой приговор в исполнение».

Силы мировой демократии будут тратить всё больше средств на поддержание стабильности, стабильности капитализма, для чего нужно периодически разрушать накопленные богатства.

Такова объективная логика капитализма.

Ещё 19 век показал, что производительные силы могут обеспечить доступность благ, но доступность благ означало кризис для капитализма. С тех пор капитализм – это не только присвоение капиталистами прибавочной стоимости, но и постоянная их забота о том, чтобы несмотря на прогресс блага не стали общедоступными. Капитализм уже не может жить без общественно бесполезного труда, без финансовых махинаций, без войн, без знакомой всем нам «оптимизации», безработицы, без постоянной промывки наших мозгов, оплаченной из нашего же кармана.

А можно ли иначе? Нельзя при капитализме.

Можно при иной общественно-экономической формации, действующей по иным законам. Нет, объективные законы (а я имею в виду именно объективные, а не юридические законы) от воли людей не зависят. Они зависят от объективных условий. А эти условия люди способны изменить. Но это тема следующей беседы, в которой нам придётся выйти за привычные рамки тех условий, которые мы рассматривали до сих пор. За рамки тех условий, которые нас окружают в действительной жизни. За рамки, которые рано или поздно раздвинутся, если только прогресс человечества не прервётся необратимой катастрофой.



Алексей Дмитриев

Tags: Дмитриев, Россия, капитализм, март 2017, политэкономия, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments