sockomm (sockomm) wrote in beskomm,
sockomm
sockomm
beskomm

Categories:

Политэкономия как точная наука. Выпуск 10

Мы знаем, что любой капитализм везде и всегда, пока он остаётся собою, предполагает деление общества на класс капиталистов и класс пролетариев и выжимание первыми из вторых труда в виде присваиваемой безвозмездно прибавочной стоимости. Это свойство капитализма вообще. Но капитализм в разных странах и в разное время, конечно, имеет свои особенности.



В прошлой, 9-й беседе мы говорили о временнЫх особенностях капитализма на разных стадиях его развития. Нам предстоит поговорить о национальных особенностях российского капитализма. Но обо всём по порядку.

Вероятно вы сталкивались не раз с активно тиражируемым и уже ставшим популярным мнением о природной русской лени. Из всего богатства русского фольклора («Терпенье и труд всё перетрут», «Кончил дело - гуляй смело», «Делу - время, потехе - час», «Без труда не вытащишь рыбку из пруда» и др.) уважаемые эксперты выхватывают что-то вроде «Работа – не волк, в лес не убежит» в подтверждение «особенностей русского менталитета».


Дескать, проблемы нашего народа в том, что он ленив и работает недостаточно интенсивно. Работать надо интенсивнее и дольше. И умереть молодым, дабы не обременять государство необходимостью платить пенсию.

Вы, конечно, понимаете, в чьих интересах действуют господа обозреватели, сваливая ответственность за недостойную жизнь на недостойный народ.

Между тем из предыдущих бесед мы знаем, что общественное сознание вместе со всем этим менталитетом и мировоззрением обусловлено общественным бытием.

А особенности российского капитализма обусловлены не особенностями менталитета, а особенностями возникновения современного российского капитализма.

Классический капитализм прошёл долгий и болезненный путь возникновения из недр феодализма.

Откроем 24-ю главу 1-го тома «Капитала».

«Мы видели, как деньги превращаются в капитал, как капитал производит прибавочную стоимость и как за счёт прибавочной стоимости увеличивается капитал. Между тем накопление капитала предполагает прибавочную стоимость, прибавочная стоимость — капиталистическое производство, а это последнее — наличие значительных масс капитала и рабочей силы в руках товаропроизводителей. Таким образом, всё это движение вращается, по-видимому, в порочном кругу, из которого мы не можем выбраться иначе, как предположив, что капиталистическому накоплению предшествовало накопление «первоначальное» («previous accumulation» по А. Смиту), — накопление, являющееся не результатом капиталистического способа производства, а его исходным пунктом».

Дальше вы можете почитать как происходило это самое первоначальное накопление на Западе: разорение ремесленников, огораживание, порабощение и грабёж народов… Так работник освобождался от средств производства, а с ними и от средств существования, а именно такой свободный работник необходим капитализму.

Российский капитализм возник не из феодализма и не простого товарного хозяйства, он не концентрировал производство, не создавал мануфактуры, фабрики и заводы. Он возник из социализма. А социалистическое производство концентрировано на крупных предприятиях. Предприятиях, созданных «народом-деградантом» в «условиях тоталитаризма». Задача «демократических реформаторов» на рубеже 1980-90-х годов сводилась к тому, чтобы обратить государственную собственность в капитал, т. е., в частную собственность, приносящую нетрудовой доход (прибыль) своим владельцам.

Первоначальное накопление капитала, которое, исходя из социализма, означало передачу общенародной собственности в частные руки – такова была стратегическая задача реформаторов. Но как это сделать тактически? Как тактично отнять у народа собственность, чтобы он не возмущался?

А тактически надо было имевшиеся в обществе противоречия «уһуглубить и расширить», довести страну до кризиса, объявить это «порождением проклятого коммунизма», а затем предложить «спасительное решение» в виде либеральных рыночных реформ.

Я упомянул о противоречиях в обществе. Знакомые с диалектикой знают, что противоречия есть в любом обществе. Более того, без противоречий невозможно развитие. Но одно дело их планомерно разрешать, другое – использовать в своих корыстных интересах.

А социализм – не полный коммунизм, противоречия в нём особенно остры. Социализм – это не только построение коммунизма, но и борьба с пережитками, с «родимыми пятнами» капитализма.

Политэкономию социализма мы ещё «не проходили», это тема отдельного разговора. Сегодня возьмём за начало отсчёта середину 1980-х годов. К этому времени экономика СССР уже более 20 лет ориентировалась на капиталистические показатели прибыли и рентабельности. Почему это плохо для социализма, сегодня говорить не будем, скажем только, что это привело к некоторым проблемам. Характерные для сталинской поры невиданные темпы экономического роста при одновременном снижении цен и сокращении рабочего дня остались позади.

Некоторые товары пользовались, так сказать повышенным спросом и за ними выстраивались очереди. И даже если фактическое потребление большинства этих продуктов на душу населения было выше, чем в современную эпоху роскошных витрин, проблема имела место.

В общем, социализм был, так сказать, не совсем такой, как раньше. Но вопрос о коллизиях социализма плохо освещался в учебниках политэкономии. Говорилось об общенародном государстве и классового врага внутри страны на его радость никто не замечал… Впрочем, учебники политэкономии не пользовались большим интересом среди читателей.

Политическая сознательность трудящихся (даже среди членов общественных организаций, в том числе КПСС) была, я бы сказал, недостаточна. Это характерно для капитализма, но при социализме, как мы увидим, когда у нас будут беседы о политэкономии социализма, должно быть не так. Простые люди в 80-е годы социальные гарантии считали естественными. Это было уже не то поколение, которое героическим трудом добывало их и отстаивало с оружием в руках. Они (не говорю о всех, но о многих) не очень активно участвовали в общественной жизни, переложив заботу об управлении государством и всю ответственность на профессиональных управленцев.

При всём при этом эти люди отличались от сегодняшних обывателей. В большинстве они добросовестно трудились на благо общества и считали это естественным. Они считали естественным нормальные человеческие отношения, не размежёвывались по национальным и прочим признакам, не держали друг на друга камень за пазухой, не вешали по нескольку замков на двери и решётки на окна. Многие молодые люди мечтали стать учёными, конструкторами, космонавтами, преобразователями природы.

Но не они станут героями своего времени.

И вот однажды в таком обществе о проблемах заговорили. Да так, что советские достижения в науке, культуре, общественной жизни, подвиги героев мирного строительства и защитников советской Родины вдруг поблекли на фоне «ужасов советской власти». Из репродукторов и телевизоров граждане вдруг узнали, что 70 лет они шли не туда, что советская система порочна и её надо ПЕРЕСТРАИВАТЬ.

«Больше социализма» - говорил Михаил Сергеевич. Услышать правдивое «больше капитализма» из уст генерального секретаря коммунистической партии Советского Союза советский народ был не готов.

Позже экс-генсек и экс-президент, лауреат нобелевской премии мира скажет, что он использовал своё положение в партии для уничтожения коммунизма, невыносимой диктатуры над людьми. Но это он скажет позже.

А тогда только настало время каяться за грехи советского прошлого.

И всё-таки, главная тема цикла наших передач не идеология, а политэкономия, наука изучающая экономику во взаимосвязи с политической и идеологической надстройкой. Так вот, с советской экономикой во второй половине 1980-х годов тоже стали происходить странные вещи. Давайте вспомним, как это было.

На отечественные предприятия тогда не обрушились ни потопы, ни землетрясения, ни полчища фашистов. Промышленность ещё продолжала работать на полную мощность. Но при этом с полок магазинов исчезло всё.

Чтобы объяснить это явление, нам придётся вспомнить экономические реформы перестройки.

…в январе 1987 года была снята государственная монополия внешней торговли. Государственная монополия внешней торговли давала возможность поддерживать цены на товары первой необходимости для граждан внутри страны на порядок ниже, чем на внешнем рынке. А на внешнем рынке Советский Союз продавал свою продукцию за обеспеченные золотом инвалютные рубли.

Впрочем, доля доходов от всего экспорта в бюджете СССР составляла к началу перестройки единицы процентов. Страна от внешней торговли практически не зависела, производила всё необходимое, а всё производимое, в том числе добываемые ресурсы потреблялись в основном внутри страны.

В результате отмены государственной монополии внешней торговли предприятиям и частным лицам разрешалось скупать товары по стабильным низким внутренним ценам и вывозить за рубеж. Скупались товары, конечно, не с полок магазинов, докуда они просто не доходили. Ситуация складывалась в пользу тех, у кого были соответствующие связи для осуществления выгодных сделок.

Предприятия добросовестно выполняли план, но координация народного хозяйства нарушилась. В деле доставки продукции со складов предприятий на полки магазинов почему-то стало возникать всё больше бюрократических трудностей. Не всё, конечно, вывозилось за рубеж. Скоропортящиеся продукты просто сгнивали. А уставшие от бесконечных очередей граждане проходили идеологическую обработку: «плановая экономика не даёт воли предприимчивости. Посмотрите на полки магазинов: вот показатель её неэффективности»

Какие резервы изыскивались для повышения эффективности экономики?

05.02.1987 года совет министров СССР принимает закон о создании кооперативов по производству товаров народного потребления (ТНП). Вот часть преамбулы закона:

«...уровень обеспечения населения товарами народного потребления, их качество и ассортимент не соответствуют современным требованиям. Недостаточно используются имеющиеся возможности и резервы для более полного удовлетворения потребностей населения за счет дополнительного привлечения имеющихся местных материалов и вторичного сырья, а также использования труда пенсионеров, других граждан, не занятых в общественном производстве, и в частности путем организации кооперативов».

В условиях пока ещё планового хозяйства кооперативы пользовались правами субъектов рыночной экономики. Теневой бизнес был легализован.

11.06.1987 ЦК КПСС и совет министров СССР принимают постановление №665 «О ПЕРЕВОДЕ ОБЪЕДИНЕНИЙ, ПРЕДПРИЯТИЙ И ОРГАНИЗАЦИЙ ОТРАСЛЕЙ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА НА ПОЛНЫЙ ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ РАСЧЕТ И САМОФИНАНСИРОВАНИЕ» В нём, в частности, говорится:

«...курс на усиление демократических начал в деятельности трудовых коллективов, расширение хозрасчетной самостоятельности и ответственности предприятий в производственном и социальном развитии открывает новые возможности для социалистической предприимчивости, полного использования человеческого фактора в повышении эффективности производства и качества продукции»

Планировать народное хозяйство, представленное хозрасчётными самофинансируемыми предприятиями было уже нельзя (вспоминаем Хайека!). А задача эффективно планировать народное хозяйство уже не ставилась.

Самое время было заговорить об эффективных собственниках, о рачительных хозяевах, которых так не хватало советской экономике!

06.03.1990 года принят «закон о собственности в СССР», которым была узаконена частная собственность на средства производства. Конечно, в нём много человеколюбивых фраз, ну например:

«Использование любой формы собственности должно исключать отчуждение работника от средства производства и эксплуатацию человека человеком».

А ведь из азов политэкономии следует, что использование частной собственности (если только это не средневековое кустарное хозяйство) необходимо предполагает эксплуатацию наёмных работников. Этот закон противоречил конституции СССР, в которую внесли соответствующие поправки. Одновременно был учреждён пост президента СССР.

В июне 1990 г. Верховный Совет СССР принял Постановление «О концепции перехода к рыночной экономике», а в октябре 1990 г. «Основные направления по стабилизации народного хозяйства и перехода к рыночной экономике». Документы предусматривали постепенную демонополизацию, децентрализацию и разгосударствление собственности, учреждение акционерных обществ и банков, развитие частного предпринимательства.

Да, теперь уже с высоких трибун говорили не «о совершенствовании социализма», а открыто вели в капитализм, поливая грязью советское прошлое.

В том же 1990 году российский учёный-юрист, философ, борец за права человека Владик Сумбатович Нерсесянц писал:

«Одним из существенных прав и свобод человека является индивидуальная собственность, без чего все остальные права человека и право в целом лишаются не только своей полноты, но и вообще реального фундамента и необходимой гарантии».

И далее:

«Создаваться и утверждаться социалистическая собственность может лишь внеэкономическими и внеправовыми средствами - экспроприацией, национализацией, конфискацией, общеобязательным планом, принудительным режимом труда и т.д.».

Как же преодолеть это зло? Нерсесянц даёт ответ и на этот вопрос:

«Необходимо освободить социалистическую собственность от абстрактно-всеобщей, «ничейной», государственной формы... и трансформировать ее в индивидуализированную собственность всех членов общества».

Иными словами, необходимо провести приватизацию.

Выходит, что приватизация, в противоположность национализации, правовой акт. В результате его именно самые успешные и достойные бизнесмены получают в собственность созданные неправедным путём бывшие «совковые» предприятия.

И приватизация была проведена. Только уже не в Советском Союзе, ведь он 8 декабря 1991 года, несмотря на волю народа по итогам референдума от 17 марта 1991 года, официально прекратил существование.

Среди других итогов перестройки можно назвать более чем десятикратное повышение внешнего долга СССР и тоже более чем десятикратное уменьшение золотого запаса.

Дальнейшее шествие свободы и демократии шло уже в независимой России…

Я прошу обратить внимание на хронологическую последовательность реформ. Мы знаем, что в начале создавались объективные условия для товарного дефицита в магазинах. Затем легализация теневиков и дальнейшая деконструкция народно-хозяйственных связей. Самофинансирование предприятий, что как вы понимаете, означает отнюдь не стабильное финансирование из бюджета. Легализация частной собственности на средства производства.

О необходимости рачительного хозяина - частного собственника давно говорили. Население к проведению приватизации государственных предприятий, вроде как, было морально готово.

Но прежде, в самый нужный момент, был сделан ещё один важный шаг. К новому 1992 году «дорогих россиян» ждал подарок. 2 января 1992 года вступил в силу указ Президента РСФСР от 03.12.1991 N 297 «О мерах по либерализации цен». Теперь уже не совмин, а господин президент раздавал подарки.

Согласно официальной статистике инфляция за один январь 1992 года составила 245%. Как вы понимаете, к тому времени отношения не только в розничной торговле ТНП, но и между промышленными предприятия были чисто товарно-денежными. Но система бухгалтерии предприятий была совершенно не готова пересчитывать цены на промышленную продукцию, как цены на хлеб в магазине. Возникла ситуация, когда цена на костюм, гарнитур и даже промышленный станок едва ли не приближалась к цене буханки хлеба. Промышленность стала нерентабельна и разорялась.

И только тогда, 29.01.1992 года господин президент подарил очередной подарок, для некоторых господ долгожданный. Вышел указ No.66 от 29.01.1992 «Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий». Рассмотрение подробностей этого процесса выходит за рамки нашей беседы. Скажу только, что в результате этого процесса предприимчивые господа могли получить в частную собственность целые предприятия по цене, составлявшей малые доли процента от стоимости дневного выпуска продукции.

Я здесь хочу подчеркнуть, что прежде чем обвинять реформаторов в неэффективности реформ, следует просто ответить на вопрос о подлинных целях реформ. Тогда соответствие результата заранее поставленной цели и будет означать эффективность. Вот, что говорил о цели приватизации разработчик её программы господин Чубайс:

«Мы занимались не сбором денег, а уничтожением коммунизма (…) мы знали, что каждый проданный завод — это гвоздь в крышку гроба коммунизма. Дорого ли, дёшево, бесплатно, с приплатой — двадцатый вопрос, двадцатый. А первый вопрос один: каждый появившийся частный собственник в России — это необратимость. Это необратимость. Точно также как 1 сентября 92 года первым выданным ваучером мы выхватили буквально из рук у красных решение об остановке приватизации в России, точно также каждым следующим шагом мы двигались ровно в том же самом направлении.

Приватизация в России до 97 года вообще не была экономическим процессом. Она решала совершенно другого масштаба задачи, что мало кто понимал тогда, а уж тем более на Западе. Она решала главную задачу — остановить коммунизм. Эту задачу мы решили.»


Приватизация была проведена успешно. Не учёные, не изобретатели, не передовики производства стали героями своего времени, а предприимчивые герои приватизации. Кто поменьше – стали мошенниками и бандитами, кто по-крупному – респектабельными уважаемыми господами.

Таковы особенности первоначального накопления капитала в России. Мы подняли эту тему не из любви поворошить прошлое. Не рассмотрев становление капитализма, невозможно понять уже ставший капитализм. И вот в следующей беседе мы поговорим о современном российском капитализме, о его, так сказать, национальных особенностях. Для этого нам просто необходимо будет опираться на материал сегодняшней беседы.

На сегодня всё. Спасибо за внимание.



Алексей Дмитриев


Tags: Дмитриев, СССР, история, политэкономия, февраль 2017, экономика
Subscribe

  • Карикатура "Рабочее место депутата"

    Продолжаем творческую рубрику Бескома - политическая карикатура. Наступила весна. Красятся детские площадки, ставятся новые лавочки во дворах, а…

  • Макаренко о буржуазной демократии

    Антон Семенович Макаренко (13 марта 1888 — 1 апреля 1939) — советский педагог-новатор, на своем многолетнем опыте проследил процесс…

  • О детской литературе [Правда 1952]

    Роль детской литературы в воспитании подрастающего поколения огромна и важна. Помимо воспитания любви к чтению, что сейчас становится проблемой всё…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment