sockomm (sockomm) wrote in beskomm,
sockomm
sockomm
beskomm

"Темные силы" и импотенция Временного правительства

Период двоевластия в богатом на революции 1917 году остается в тени падения царизма и Великой Октябрьской Социалистической революции. Современное среднее и высшее образование, да и Кремлевская пропаганда оставляют после операционного вмешательства в историческую память трудящихся в лучшем случае сумбур, в худшем - зияющую дыру. О Временном правительстве россияне знают крайне мало, а Февральскую революции отождествляют с Октябрьской, а порой и не помнят о такой вовсе. Отсюда и уверенность, что большевики в октябре 1917 года "свергали царя", а кого еще им было свергать, если других правителей не было? Оказывается, были.



В Центральной универсальной научной библиотеке имени Н.А. Некрасова в Москве наши старые знакомые из Дискуссионного военно-исторического клуба «Лед и пламя истории» организовали круглый стол. Тема: «Временное правительство – proetcontra», посвященная внутренней и внешней политике России в марте-октябре 1917 года. Организаторы в очередной раз доказали, что исторические знания можно почерпнуть разными способами, в том числе из дискуссии профессиональных исследователей. На встрече присутствовали как собственные докладчики - члены клуба, так и приглашенные эксперты Б.В.Юлин (военный историк) и В.А.Ермаков (доцент кафедры гуманитарных дисциплин МФЮА, кандидат исторических наук). Доклад последнего «Чрезвычайная следственная комиссия Временного правительства» был основным и забрал львиную долю времени дискуссии, остальные приглашенные довольствовались меньшим временем или вовсе комментариями с места.



В.А.Ермаков поведал о неудачной задумке Временного правительства обвинить во всех смертных грехах предшествующую власть и, скомпрометировав оную, выдать себя под венец народу на блюдечке с голубой каемочкой как единственную альтернативу. С подачи Керенского данная Чрезвычайная следственная комиссия была образована 4 марта практически на следующий день после создания самого Временного правительства. Председателем комиссии был назначен оппозиционный адвокат Н.К.Муравьев, оппозиционный к предшествующей власти. В основном по такому же принципу и, конечно же, по профессиональному, организовывалась вся комиссия (из недовольных самодержавием или из членов оппозиционных партий). На разных этапах в нее входили такие известные личности как Ольденбург, Блок, Тарле, Щеголев и др.

Сторонники буржуазной власти с рвением взялись за дело. За полгода комиссия произвела 88 опросов и допросила 59 лиц, как лиц официально занимавших ответственные посты при царе, так и лиц приближенных к императорской семье и Николаю в частности. По итогам допросов готовились «стенографические отчеты», часть их была опубликована уже после Октября в 7 томах (1924 — 1927 гг.) под названием «Падение царского режима».

Комиссия делилась на 4 отдела, причем 4-ый отдел занимался расследованием действий "тёмных сил". Как известно, при дворе Николая II крутились разного рода подхалимы и авантюристы, в том числе небезызвестный Г.Е.Распутин. И таких "юродивых" набралось достаточно, чтобы привлечь внимание четвертого отдела ЧСК.

Несмотря на рвение и профессионализм, откопать что-то стоящее для начала судебного процесса над нерадивыми предшественниками не удалось. Высшие чины самодержавия, по мнению докладчика, сумели переиграть в казуистике талантливых юристов Временного правительства. Многие допрашиваемые не признавали своей вины, другие признавали лишь частично, но ссылались на собственную подневольность. Ускользнули от дозора ЧСК и "темные силы", в которые, на самом деле, мало кто верил, если не брать в расчет темную и забитую массу. Распутин, как известно из истории, до ЧСК не дожил.

"Разоблачительной позиции твердо придерживались глава Комиссии Н. К. Муравьев и все её члены из Петросовета; однако ВЧСК не смогла подтвердить никаких обвинений ни в адрес царя, ни царицы, ни министров царского правительства — кроме генерала В. А. Сухомлинова, бывшего (до июня 1915 г.) военным министром, который был признан виновным в неподготовленности русской армии к войне (расследование по его делу велось ещё с 1916 г.).

Летом 1917 года Керенский был вынужден признать, что в действиях «Николая II и его супруги не нашлось состава преступления». То же самое Керенский подтвердил английскому послу Бьюкенену. Не смогла ВЧСК предъявить обвинений в коррупции и бывшим царским министрам, главноуправляющим и прочим высшим должностным лицам как гражданского, так и военного и морского ведомств".
Википедия, ЧСК ВП.


Второй докладчик член Дискуссионного военно-исторического клуба "Лед и пламя истории" М.Павлюченко в своем исследовании попытался найти аргументы в защиту политики Временного правительства. Его доклад сводился к тому, что члены Временного правительства министры и товарищи были связаны по рукам и ногам сложившимися обстоятельствами. Что при отклонении от исторического фарватера, при резком повороте штурвала Россия могла приплыть к гражданской войне на год раньше, сесть на мель интервенции и т.д. Поэтому действия Временного правительства были достаточно скованными и консервативными. Ни рабочий вопрос, ни земельный вопрос, ни тем более вопрос о мире члены ВП решить не могли. Рок и ответственность за судьбу страны заставляли их делать то, что они делали.

Анализируя заслушанные доклады, изобилующие фактами и вполне себе логическими умозаключениями, задумываешься о классовой позиции докладчиков. Ретроспектива любого историка в общем и целом сводится именно к тому - на точке зрения какого класса находится данный оратор. Все аргументы докладчиков, как и аргументы юристов ЧСК, как и аргументы министров временного правительства в эмиграции имеют вес только в буржуазном обществе и для главенствующего в нем буржуазного общественного сознания.

Как профессиональные юристы не смогли разглядеть казнокрадство, взяточничество, превышение должностных полномочий, растрату, предательство и измену перед собственным народом, перед собственной армией, перед собственной страной среди царских чиновников и самого императора? Потому что буржуазное сознание не способно разглядеть это, буржуазные законы не прописаны для таких случаев, а буржуазная система не способна за это наказать (речь не идет о частных случаях). Еще и потому, что наживались на войне не только придворные и министры, но и капиталисты (снабженцы, подрядчики, торговцы, банкиры и пр.). Обвиняя в смертных грехах одну часть эксплуататоров (феодалов и чиновников), юристы ЧСК должны были затронуть интересы и другой части эксплуататоров, карающей дланью которой они являлись. Поэтому проще всего - пустить расследование на самотек, что и было сделано.

Б.В. Юлин с места указывал, что в руках ЧСК был доклад начальника Главного Артиллерийского Управления Маниковского о положении дел в российской промышленности и с государственными заказами, в котором он тонко намекал на толстые обстоятельства. Первый докладчик В.А.Ермаков сам упоминал о том, что сотрудники ЧСК, даже, не предприняли обыска у императора в Царском селе, а переписку Николая получили, только после цензуры светлейшего! Хороши следаки, не правда ли!? Как подытожил Б.В.Юлин, вменять в вину самодержцу при абсолютной монархии его деяния, дело пустое. Самодержец - проводник божьей воли, если не на всей земле, то в государстве своем и по законам этого государства неподсуден.

Тоже самое касается военной, социальной и экономической политики Временного правительства. Она была скована буржуазными рамками. Но даже в рамках буржуазной демократии Временное правительство обладало определенным набором средств, о которых писал В.И.Ленин в своей сентябрьской статье 1917 года "Грозящая катастрофа и как с ней бороться", чтобы стабилизировать экономическую ситуацию, взять ее под государственный контроль. Но боязнь нанести ущерб интересам капиталистов оказалась настолько сильной, что все преобразования откладывались до Учредительного собрания, а Учредительное собрание откладывалось до конца войны, а конца войны не было видно. Безусловно, некоторые уступки в сторону расширения демократии Временным правительством были сделаны, но идти на коренные изменения в общественно-экономическом устройстве страны буржуазная власть была неспособна. Она добилась того чего хотела, на сим буржуазная революция должна была прекратить свое поступательное движение вперед и неважно, что большинство трудящихся от такой революции не приобрело ровным счетом ничего. Главное, что власть экономическая и политическая была тогда сосредоточена в руках буржуазии.

Т.о. обелять Временное правительство или удивляться импотенции Чрезвычайной следственной комиссии можно только в одном случае, если Вы обеими ногами или одной ногой стоите на точке зрения буржуазии. Конечно, классовый подход сегодня в исторической науке (особенно в исторической науке) непопулярен. Отсюда появляется столько белых пятен в "красной" истории, которые необходимо рассмотреть под новым углом зрения. Исследователи откапывают груды новых фактов, из них мастерят новые теории, объясняющие то или иное историческое событие по-новому. Но как бы историки не старались убежать от классового подхода, они лишь перебегают на другую сторону баррикад, и вся их новизна заключается в рассмотрении тех или иных исторических событий с буржуазных позиций.

А что означает рассмотрение истории с буржуазных позиций? Значит оправдывать погоню за чистоганом и барышом, затушевывать угнетение и эксплуатацию большинства меньшинством, давать оценку историческим событиям, наплевав на интересы трудящихся и прикрывать все это звонкой фразой и общечеловеческими рассуждениями. Осознают ли исследователи, что стоят в своих изысканиях на буржуазных позициях? В большинстве случаев нет. Они считают свои исследования деполитизированными и объективными, но это не мешает капиталистам использовать политически несознательных историков в своих интересах: выжимать из них прибыль, оболванивать с их помощью массы и укреплять тем самым капиталистический строй.


К.Поляков



Tags: 1917, Временное правительство, Ермаков, Поляков, ЧСК, Юлин, история, июнь 2017, политика, экономика
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 15 comments